Российское судостроение
Компания Prysmian. Производство судовых кабелейТехнологииКаталог сайтов зарубежных компаний
English Version Home


Минисайты предприятий
Компания ООО «СПБ Марин»

Ярославский CCЗ

"Комплексный технический сервис"

Cеверное ПКБ

ООО "Балтсудосервис"

Журнал "Морская радиоэлектроника"

Продукция компании FireSeal

Новости партнеров

19 тыс. тонн мечты: построит ли Россия корабль будущего

Илья КРАМНИК,
Портал «Новости ВПК»
4 марта 2019 года

Давно обсуждаемый проект боевого корабля будущего для ВМФ России, известный под шифром «Лидер», в конце февраля 2019 года подарил обществу две новости. Во-первых, источники в судостроительной отрасли сообщили, что водоизмещение проектируемого корабля выросло до 19 тыс. тонн, во-вторых, появилась информация о намерении построить к концу 2020-х годов две боевые единицы этого проекта. «Известия» разбираются в ситуации.

19 тыс. тонн мечты: построит ли Россия корабль будущего

Источник изображения:
Фото: commons.wikimedia.org/
Artem Tkachenko

Эсминец или крейсер?

Проект боевого корабля океанской зоны «Лидер» (не путать с одноименным проектом ледокола ЛК-110Я) регулярно классифицируется в прессе как эсминец, однако источники в судостроительной отрасли предпочитают пока избегать разговоров о точной классификации, отделываясь определением «надводный боевой корабль океанской зоны». Сложности в классификации здесь понятны – слово «эсминец» в русском языке давно утратило смысл исходного сокращения от «эскадренный миноносец» и начало обозначать, применительно к современной практике, в принципе крупные боевые корабли, с равно развитыми ударными, противовоздушными и противолодочными возможностями, так же как и англоязычный термин Destroyer.

19 тыс. тонн мечты: построит ли Россия корабль будущего

Макет эсминца проекта 23560
(шифр «Лидер») на выставке «Армия 2015»
Источник изображения:
Фото: commons.wikimedia.org/
Artem Tkachenko

Вместе с тем, исходя из сложившейся практики, эсминцы всё же являются в первую очередь эскортными кораблями, задача которых — поддержка главных сил, располагающих более высокими ударными возможностями. С этой точки зрения, корабль с теми характеристиками, что приписываются проекту «Лидер» (более 100 пусковых установок только для крылатых ракет разных типов, без учета зенитного и противолодочного вооружения) представляет собой именно ударную боевую единицу, главная задача которой, исходя из характеристик предполагаемого оружия, – борьба с надводными и наземными целями.

Такой корабль было бы корректно классифицировать как тяжелый ракетный крейсер, однако какие соображения в итоге возобладают на этот счет, сказать сложно.

В этом случае на роль эсминцев вполне органично подходят корабли разрабатываемого сейчас проекта 22350М, которые со своим водоизмещением около 7500 тонн и предполагаемым набором вооружения (32 пусковые установки для крылатых ракет, 48 или 64 – для зенитных ракет средней дальности), соответствуют по своим возможностям американским эсминцам типа «Орли Берк». Предполагается, что строительство этих кораблей может начаться уже в ближайшие два года.

Кто больше?

Проект «Лидер» традиционно существовал в двух вариантах – корабля в 10–12 тыс. тонн водоизмещением и газотурбинной энергетической установкой и более крупной единицы, до 15–16 (а теперь и до 19 тыс. тонн) – с атомной. Само по себе водоизмещение пугать не должно – тоннаж современных боевых кораблей является самой дешевой из их характеристик, намного уступая цене вооружения, электроники, энергетической установки. Выбор варианта с атомной установкой понятен – даже после пуска в России собственного производства газовых турбин в Рыбинске их поставки будут долго отставать от потребностей, учитывая необходимость как постройки новых кораблей, так и ремонта и модернизации имеющихся.

В этих условиях серийное производство ядерных энергетических установок разных классов позволяет рассчитывать на отсутствие проблем как минимум в данном вопросе. Отсутствия других проблем это, впрочем, не означает, и здесь будет многое зависеть от того, насколько ответственно и военные, и исполнители подойдут к формированию технического задания. Стремление непременно «впихнуть» в проект все новейшие разработки и регулярные изменения технического задания уже в ходе реализации не раз оборачивались запредельным долгостроем, даже в относительно простых случаях. Повторение этой порочной практики с крупным боевым кораблем может привести к тому, что он не будет построен никогда, а деньги и время на разработку окажутся потраченными впустую.

19 тыс. тонн мечты: построит ли Россия корабль будущего

Фрегат проекта 22350
«Адмирал флота Советского Союза Горшков».
Будущая модификация будет иметь литеру «М»
и по оснащению претендовать на роль эсминца
Источник изображения:
Фото: РИА Новости/Александр Гальперин

На вопрос, может ли современный боевой корабль в России быть построен в приемлемый срок, должна дать ответ судьба пока еще не сданных флоту фрегатов проекта 22350. Если верить тому, что основные детские болезни вооружения и системы управления излечены в ходе длительных и трудных испытаний «Адмирала Горшкова», а производство турбин, наконец, налажено, то сдача флоту «Касатонова» должна состояться уже в этом году, а двух последних кораблей первого заказа – в 2021–2022 годах. Еще два фрегата этого проекта, которые планируется заложить в течение 2019–2020 годов, должны быть построены за нормальные для кораблей этого класса с отработанными поставками комплектующих 4–5 лет.

Отработка на проекте 22350 радиолокационной станции «Полимент» в связке с ЗРК «Редут», БИУС нового поколения и ряда других систем должна сильно сократить уровень технической новизны для проекта 22450М и «Лидера», которые должны получить усовершенствованные версии уже отработанных серийных изделий, а не экспериментальные образцы.

В случае, если этот критерий будет выдержан, проекты крупных кораблей становятся реальностью.

Нечего терять

Необходимо отдавать себе отчет, что надводному флоту ВМФ России в части крупных кораблей терять уже нечего. На сегодня из пяти номинально входящих в состав флота крейсеров боеспособны только два («Варяг» и «Маршал Устинов»), еще три находятся либо в ремонте, либо в его ожидании. Из 17 построенных для ВМФ СССР и России эсминцев проекта 956 в строю также находятся только два, и еще два – в ремонте без больших шансов на его завершение. Чуть лучше ситуация с большими противолодочными кораблями проекта 1155 – из 13 построенных (включая и модернизированный «Адмирал Чабаненко») в строю остались шесть кораблей, и два в ремонте – с более-менее высокими шансами вернуться в строй.

19 тыс. тонн мечты: построит ли Россия корабль будущего

Корабельная артиллерийская установка
главного калибра АК-130
гвардейского ракетного крейсера «Варяг»
Источник изображения:
Фото: РИА Новости/Виталий Аньков

К концу следующего десятилетия большая часть этих кораблей будет списана, при этом даже имеющейся численности недостаточно, по сути, ни для чего. Флот в текущем состоянии не способен к планомерной боевой работе за пределами собственной прибрежной зоны – сосредоточение даже незначительных сил в одном районе сразу образует провалы и бреши в других.

С этой точки зрения названные недавно президентом России Владимиром Путиным цифры строительства новых боевых кораблей дальней морской зоны – пять планируется заложить в ближайшее время и еще 16 должны войти в состав флота до конца действия госпрограммы вооружений 2018–2027 годов – являются необходимым минимумом, который позволит хотя бы отчасти восстановить потенциал флота. Без постройки этих кораблей мечты о крейсерах в 20 тыс. тонн и прочих боевых единицах «океанской зоны» смысла не имеют.


Права на данный материал
принадлежат Известия.ru

BackTop