Российское судостроение
Компания Prysmian. Производство судовых кабелейВсе предприятия судостроенияТехнологии
English Version Home


Минисайты предприятий
Компания ООО «СПБ Марин»

Ярославский CCЗ

"Комплексный технический сервис"

Cеверное ПКБ

ООО "Балтсудосервис"

Журнал "Морская радиоэлектроника"

Продукция компании FireSeal

Новости партнеров

Торговали по сути бумагой

О причинах срыва сроков передачи индийской стороне фрегатов рассказывает генеральный директор ОАО «Балтийский завод» Олег Шуляковский.

Официальная версия задержки контракта — неудачные стрельбы зенитно-ракетного комплекса «Штиль–1». Разработчики этого комплекса, НПО «Альтаир», говорят о том, что корабль новый и неполадки возникли из-за очень большого наполнения кораблей радиоэлектронными средствами, которые работают на тех же частотах, что и «Штиль»...

Действительно, таких кораблей не существовало ни на бумаге, ни тем более в живом виде. Когда ими торговали, торговали по сути бумагой. В составе спецификации кораблей появилось 8 новейших образцов оружия. В том числе зенитно-ракетный комплекс «Штиль–1». Эти комплексы появились не по нашему желанию, а потому что разработчики еще задолго до появления контракта свои изделия рекламировали и доказывали, что они лучшие в мире. 12 марта 2002 года в рамках государственных испытаний прошли первые стрельбы «Штилем».

Учитывая, что это был головной образец, не стоявший на вооружении флота, его принимала специально назначенная межведомственная комиссия. Стрельбы были признаны успешными. Хотя одна из стрельб все-таки была неудачной.

Тем не менее этот комплекс был Военно-морским флотом принят. Получил серийную литеру и превратился в серийный образец, и на второй и третий корабль поставлялся уже как серийный образец. 12 мая 2002 года мы, ни в чем не сомневаясь, начали передавать первый корабль индийской стороне. Все было строго в рамках контракта без вопросов и каких-то серьезных опасений.

И вот на стрельбе во время передачи индийской стороне случилась серьезная неудача (ракета самоликвидировалась сразу после пуска. — Газета). Месяц был взят на разборку ситуацию. Вроде бы разобрались, доложили, подтвердили письменную готовность стрелять. Вышли в море, выстрелили — и снова неудача.

Индийские специалисты сразу вцепились в эту проблему. С конца июля начала работать межведомственная комиссия для разбора причин неудачных стрельб.

Были назначены специальные проверки, в том числе и электромагнитной совместимости корабельных радиотехнических средств. В октябре мы были вынуждены испытания «Штиля» на первом корабле прекратить и все испытания перенести на второй корабль. На нем «Штиль» был проверен специальной системой «Конус». По результатам этих испытаний есть акт, в котором говорится, что никакого влияния на ракету не обнаружено.

— Так в чем все-таки причина неудачных стрельб?

 — Дело не в корабле — это давно всем понятно. Разработчики комплекса «Альтаир» в одиночку отвечать не хотят и пытаются найти соучастников этих неудач.

Сегодня совершенно очевидно, в том числе и индийской стороне, что комплекс был поставлен «сырым» и недоработанным. К тому же ракета, входящая в состав этого комплекса, никогда в морене испытывалась. Поэтому сегодня происходят не испытания и сдача кораблей, а доведение в рамках НИОКР и в рамках работы межведомственной комиссии комплекса «Штиль–1». В конце февраля прошли очередные стрельбы — на этот раз удачные. Но, правда, были сделаны ограничения по стрельбе, которые удовлетворили российскую сторону, но не удовлетворили индийскую.

На прошлой неделе были закончены переговоры с индийской делегацией — был намечен ряд испытаний, которые должны пройти с конца марта по апрель.

На втором фрегате будет проведена стрельба телеметрической ракетой, в случае удачного пуска — боевая стрельба. Одновременно корабль будет передаваться по всем остальным составляющим. В случае удачной работы «Штиля» в апреле все испытания закончатся. В конце мая — начале июня передадим корабль индийской стороне.

— Возможны ли штрафные санкции с индийской стороны и какие убытки в этом случае понесет Балтийский завод?

 — Как себя индийская сторона поведет с точки зрения штрафов — не знаю.

Формально она может оштрафовать нас по первому кораблю. Скоро будут иметь возможность и по второму. Но мы уже сейчас несем серьезнейшие потери, которые связаны с выходами кораблей в море, обеспечением силами и средствами флота, морской авиацией, топливом. За все корабли мы платим налог на имущество и платим серьезные проценты Сбербанку, который нас кредитует.

Но при этом индийская сторона должна понимать, что она серьезно рисковала, заказывая комплекс, не стоящий на вооружении. Хотя ответственности с наших разработчиков это не снимает. Мы пока не вступаем в финансовые разбирательства с «Альтаиром», но обязательно будем вступать.

— Вы не исключали того, что складывающаяся ситуация может повлиять на решение Индии о закупке еще трех фрегатов?

 — Она может повлиять вообще на все военно-техническое сотрудничество с Индией. К сожалению, это не первый случай, подобные вещи были и с другими поставками. Это наносит определенный негативный отпечаток на возможности России как страны — поставщика оружия.

Поэтому говорить сегодня о следующих кораблях пока рано. Хотя, безусловно, и российская сторона (подчеркиваю, кроме «Альтаира»), и индийская сторона крайне заинтересованы в том, чтобы выйти из сложившейся ситуации с честью и показать, что совместными усилиями две стороны подобные проблемы решат.

В этой ситуации мы не должны друг другу врать и не искать «рыжего» или искусственно создавать проблемы, которых не существует.

BackTop