Российское судостроение
Выставочная компания Каталог сайтов зарубежных компанийВсе предприятия судостроения
English Version Home


Минисайты предприятий
Компания ООО «СПБ Марин»

Ярославский CCЗ

"Комплексный технический сервис"

Cеверное ПКБ

ООО "Балтсудосервис"

Журнал "Морская радиоэлектроника"

Продукция компании FireSeal

Новости партнеров

Над нашей деятельностью осуществляется тройной контроль

Андрей ФОМИЧЕВ,
Начальник Управления флота,
портов и мониторинга
Федерального агентства по рыболовству

Надежда МАЛЫШЕВА и Виталий ЧЕРНОВ,
агентство «ПортНьюс»
15 августа 2011 года

После того, как «Объединенная промышленная корпорация» (ОПК) и «Объединенная судостроительная корпорация» (ОСК) не смогли договориться о цене «Балтийского завода» и «Северной верфи», нарастает поток негативной информации вокруг этих стратегически важных для России петербургских судостроительных предприятий. Многочисленные проверки всевозможных контролирующих органов лишь подтверждают накал страстей. О том, что на самом деле происходит на предприятиях, в интервью ИАА «ПортНьюс» рассказал генеральный директор «Балтийского завода» и «Северной верфи» Андрей Фомичев.

— Андрей Борисович, уже давно муссируются слухи о возможном сносе «Балтийского завода» и застройке освободившейся территории жилыми кварталами. Имеют ли эти слухи под собой реальные основания?

— По моему мнению, эта тема уже давно не актуальна. Изменение пятна застройки требует массы согласований. К примеру, при согласовании проекта модернизации «Северной верфи» без изменения функций предприятия нами было получено более 100 вопросов. По Балтийскому заводу вопрос даже не поднимался. Так что на Генплане Санкт-Петербурга Балтийский завод стоит один и неделимый, а вот у «Адмиралтейских верфей» часть территории отделили еще 5 лет назад. Кроме того, чтобы снести «Балтийский завод», необходимо согласование такого шага с огромным количеством государственных структур. Дело в том, что завод включен в мобилизационный план Минобороны (на нем в случае военных действий планируется проведение ремонта кораблей), на территории завода находятся бомбоубежища, соответственно, потребуется согласие ГО МЧС на их уничтожение. Кроме того, здесь расположены памятники промышленной архитектуры, которые просто так снести попросту невозможно. Да и ценность данной территории для девелоперов сомнительна – вокруг нее довольно унылая промышленная зона, у объектов которой есть свои собственники, а такие виды из окна вряд ли устроят покупателей дорогостоящего жилья на Васильевском острове, при этом комплексным решением никто не занимался. Одним словом, простым волевым решением собственников завода его снести невозможно, тем более втайне. Так что разговоры о сносе предприятия не имеют под собой никаких реальных оснований.

— Ранее ОПК заявляла о проекте создания суперверфи на базе «Северной верфи». Насколько обоснован был этот проект и какова его судьба?

— Действительно, в 2007 году был объявлен конкурс на строительство суперверфей под эгидой Агентства по судостроению. ОПК в нем участвовала и мы предложили свой проект. Была проведена госэкспертиза с участием ведущих проектных институтов, таких как «ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова», «ЦНИИ ТС», представителей заказчиков и министерства. Тогда наш проект был одобрен наравне с проектом создания верфи в Приморске. Но мы разрабатывали его под конкретный продуктовый ряд. Более того, несмотря на то, что ОПК – это частная компания, которая планировала инвестировать собственные, а не бюджетные средства, мы предоставляли в министерство все расчеты об окупаемости проекта. По сути, мы предоставили государству его полное экономическое обоснование. Ввиду того, что продуктовый ряд, на который мы рассчитывали, сегодня уже не существует, проект был заморожен.

— Проводится ли модернизация производства на «Северной верфи»?

— Проводится, но только под тот продуктовый ряд, который у нас есть, то есть уже без глобальных проектов. Однако программа модернизации сама по себе достаточно серьезна. Простой пример: «Северная верфь» на сегодня единственное судостроительное предприятие в России, где внедрена технология по работе с 3D моделью, что позволяет экономить средства и трудозатраты (трубомедницкие работы, сборка корпуса и т. д.).

— А какова ситуация на «Балтийском заводе»?

— На Балтийском заводе загрузка, к сожалению, хуже, соответственно и модернизация производства приостановлена. По «Балтийскому заводу» у нас было подписано соглашение о взаимодействии с «Газпромом» по строительству танкеров-газовозов, однако из-за задержки в реализации Штокмановского проекта мы так ничего и не получили.

С «Совкомфлотом» и Минпромторгом России согласована программа строительства другого судна-газовоза с мембранными технологиями вместимостью 75 тыс. куб. м для Северного морского пути. Проект, технологии были тщательно проработаны с участием «Северного ПКБ», «ЦНИИ ТС», «ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова». В итоге – опять ничего.

По другой программе строительства серии танкеров для «Совкомфлота» в рамках Федеральной целевой программы (ФЦП) – та же история.

По линии «Росатома» должно было осуществляться строительство атомных ледоколов, опять же, в рамках ФЦП. Пару лет назад было публичное заявление главы «Росатома» Сергея Кириенко о том, что он разместит заказ на «Балтийском заводе». Ведь на сегодняшний день единственная организация, которая с 1956 года работала с атомными ледоколами, а также выполняла проекты в области надводной ядерной энергетики – это «Балтийский завод». Больше в России никто этим не занимался. Кроме того, сварка объектов с атомным реактором требует высочайшего мастерства. Поэтому, ввиду отсутствия в стране специалистов с опытом такой работы, рабочих высокого класса приходилось экзаменовать по качеству сварки этих объектов, причем они по несколько раз не могли сдать эти экзамены. Так что альтернатив «Балтийскому заводу» по таким заказам нет! И, тем не менее, разговор об объявлении тендера на строительство атомных ледоколов идет уже третий год.

По проекту строительства плавучих атомных электростанций (ПАТЭС) – а мы продолжаем ее строить, несмотря на существующие трудности, – опять же, средств не получили.

Под все эти программы от нас брали гарантийные письма о резервировании мощностей, требовали доказательств определенной подготовки производства. Такие высокотехнологичные проекты нельзя начать внезапно, к ним нужно готовиться. И все это на сегодня заморожено.

— Строить надводный атомный флот разве нельзя на том же самом «Севмаше»?

— Теоретически, конечно, можно, однако вопрос упирается в сроки, качество работ и экономическую целесообразность. К примеру, «Балтийский завод» тоже может строить подлодки. Но, как я уже говорил, эффективное судостроительное производство должно быть специализированным.

— Учитывая приведенные примеры, получается, что финансовое положение «Балтийского завода» довольно тяжелое. Как это отражается на сотрудниках, есть ли задержки с выплатой зарплаты?

— Увы, задержки есть и большие – и мы этого не скрываем. Но если бы нам отдали те же 1,5 млрд руб., заработанных по заказу «Росатома», то таких бы проблем не было. В этой связи нас проверяла Счетная палата РФ и там содержатся соответствующие выводы. Получается, что мы в течение года фактически кредитуем «Росатом» на миллиард с лишним. Но ситуация еще сложнее, чем просто отсутствие средств от «Росатома» – деньги от них позволили бы нам лишь закрыть текущие «дыры». Однако, при отсутствии других обещанных госзаказов, которые я перечислял, будущее нашего завода будет очень непростым.

— Программа обновления производственных мощностей на «Балтийском заводе» тоже заморожена? Можно ли сказать, что из-за этого стоимость завода будет уменьшаться?

— Получается так. На «Балтийском заводе» сейчас не до обновления.

— Но ведь какие-то заказы сейчас «Балтийский завод» выполняет?

— Сама загрузка предприятия у нас, в принципе, неплохая. В строительстве сегодня находится плавучая атомная электростанция по заказу «Росатома».

Строим серию из четырех речных несамоходных танкеров по заказу «Балтийской топливной компании» (БТК). Этой компании особое спасибо за оказанное нам доверие. Таких случаев, когда заказчик видит свои ошибки и их отрабатывает, я еще не встречал. Поэтому в процессе строительства проект судна был улучшен. За это моя благодарность лично одному из собственников БТК Валерию Зеленко. Ведь другие заказчики, как правило, свои ошибки пытаются не признавать и идти навстречу не хотят. В сентябре 2011 года мы спустим на воду первый танкер БТК, в конце сентября – начале октября того же года передадим заказчику.

Кроме того, на литейном производстве выполняется заказ по изготовлению колокола для Нижегородской православной епархии. Благодаря этому заказу мы можем сохранить на заводе профессиональных литейщиков, т. е. проблема в одном – мы не оптимизировали структуру производства и ожидали больших заказов, но не дождались.

— Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию с отменой конкурса на строительство дизель-электрического ледокола мощностью 25 МВт?

— Как вы знаете, суд последней инстанции признал нашу правоту, в Федеральную антимонопольную службу было направлено соответствующее обращение. Также было отправлено письмо министру транспорта Игорю Левитину о том, что по решению суда нам должны теперь без конкурса этот заказ передать. Ответа пока не было...

— Каков портфель заказов на «Северной верфи»? На этом предприятии все стабильно?

— Здесь ситуация положительная, задержек зарплат не предвидится. Более того, на сегодняшний день средняя зарплата на заводе составляет более 38 тыс. руб. в месяц. Это выше, чем в среднем по городу. Кроме того, мы занимаем первое место по Санкт-Петербургу и Ленобласти в части коллективного договора. По социальным обязательствам в 2010 году выплатили 200 млн руб.

По «Северной верфи» более 70% загрузки составляет Гособоронзаказ. Также удалось получить контракт с норвежцами на строительство «под ключ» судов-снабженцев, одно судно передано заказчику, второе передаем в сентябре 2011 года. Здесь есть чем гордиться. Строительство судов для заказчика из Норвегии – страны с высочайшими требованиями к судостроительной продукции требует высокой квалификации исполнителя. Важно, что мы обучили людей соответствующим технологиям. К примеру, по монтажу главных двигателей и механизмов на полимерных материалах сотрудники проходили стажировку во всемирно известной компании, разработавшей эту технологию – ООО «Морской сервис Ярошевич» – и получили соответствующие персональные сертификаты. На сегодня мы единственные в стране, исполняющие такие заказы.

Если говорить про оборонзаказ, то у нас уже второй серийный корвет технологически отличается от первого. Мы, в частности, применили на нем особые технологические решения по внутренней отделке.

Еще один потенциальный заказчик – «Газфлот». После вскрытия конвертов по конкурсу на строительство двух судов-снабженцев для «Газфлота» было объявлено, что предложение «Северной верфи» – лучшее. Правда с тех пор прошло более 3 месяцев, а окончательное решение о заключении контракта экспертная группа так и не объявляет. Мы проинформировали об этой ситуации главу «Газпрома» Алексея Миллера, но ответа так пока и не получили. А цена вопроса хорошая.

— В прессе были публичные заявления о том, что с «Северной верфи» и «Балтийского завода», возможно, выводятся активы. Как вы можете это прокомментировать?

— Мы на «Северной верфи» прошли за последнее время 4 проверки Счетной палаты РФ, а также инспекции Контрольного управления президента России, городской прокуратуры, генеральной прокуратуры, 2 проверки налоговой службы.

По «Балтийскому заводу» – проверка Счетной палаты, 2 налоговых проверки.

При этом надо отметить, что оба предприятия, являясь частными, пользуются господдержкой как стратегически важные для города. То есть, мы получаем госсубсидии по кредитам, отсрочку уплаты НДС, госгарантии. И это все влечет за собой отчетность, которую мы регулярно предоставляем в Министерство финансов России.

У нас заказчик согласует и план производства, и отчет по нему. По заказам Минобороны – свой тройной контроль. А Минобороны ведь определило «Северную верфь» в качестве единственного поставщика по фрегатам. Есть также прикрепленные сотрудники Федеральной службы безопасности на каждом заводе.

Таким образом, над нашей деятельностью осуществляется тройной контроль. И каким образом можно было выводить активы в этой ситуации? Мне это непонятно. Это попросту невозможно, а если у кого-то есть конкретные факты – пусть их представит соответствующим органам. Мы же подали в суд на одного из таких «информаторов». Ведь такие заявления сильно вредят делу. Рассмотрение нашего обращения состоится 22 августа в Москве.

— ОСК заявила о проекте строительства на о. Котлин новой верфи, на которой предполагается строить гражданский флот для северных морей. По вашему мнению, новая верфь сможет составить конкуренцию «Балтийскому заводу»?

— Об этом сложно говорить, поскольку, как мне известно, проект еще не прошел госэкспертизы и, соответственно, его перспективы и продуктовый ряд неясны.

— Недавно сообщалось о планах строительства атомного авианосца в России. Возможно ли в России построить такой корабль и на каком предприятии?

— Это сделать возможно – на «Балтийском заводе». Однако для этого потребуются новые технологии, серьезная модернизация верфи. Но если такая задача будет поставлена правительством России, то мы готовы реализовать ее в достаточно небольшие сроки. И мы уже об этом заявляли, но пока такой задачи поставлено не было.


BackTop