Российское судостроение
Выставочная компания ТехнологииВсе предприятия судостроения
English Version Home


Минисайты предприятий
Компания ООО «СПБ Марин»

Ярославский CCЗ

"Комплексный технический сервис"

Cеверное ПКБ

ООО "Балтсудосервис"

Журнал "Морская радиоэлектроника"

Продукция компании FireSeal

Новости партнеров

Интервью генерального директора АО «Судостроительная Корпорация «Ак Барс» Рената Мистахова

Ренат МИСТАХОВ,
генеральный директор АО
«Судостроительная Корпорация
«Ак Барс»

Артур ШАЙХУТДИНОВ,
Александр КОНОВАЛОВ
,
Блог bmpd
28 августа 2020 года

Информационное агентство ТАСС под заголовком «Глава судостроительной корпорации «Ак Барс»: наши вертолетоносцы смогут работать в Арктике» опубликовало интервью генерального директора АО «Судостроительная Корпорация «Ак Барс» (входящего в группу компаний АО «Холдинговая компания «Ак Барс») Рената Мистахова.

Интервью генерального директора АО «Судостроительная Корпорация «Ак Барс» Рената Мистахова

Фото: Генеральный директор АО
«Судостроительная Корпорация «Ак Барс»
(входящего в группу компаний АО
«Холдинговая компания «Ак Барс»)
Ренат Мистахов
(с) АО «Судостроительная Корпорация «Ак Барс»

20 июля 2020 года с участием президента России Владимира Путина на керченском судостроительном заводе «Залив» впервые в современной истории ВМФ России состоялась закладка двух универсальных десантных кораблей «Иван Рогов» и «Митрофан Москаленко», разработанных в группе «Ак Барс». На Международном военно-техническом форуме «Армия-2020» генеральный директор «Ак Барса» Ренат Мистахов рассказал ТАСС, какие мирные задачи будут выполнять российские корабли, в чем они превзойдут французские вертолетоносцы типа «Мистраль», а также сообщил о начале разработки нового поколения малых ракетных кораблей, отличившихся в сирийской кампании.

– Когда будут построены универсальные десантные корабли?

– Завод «Залив» полностью готов к строительству кораблей, идет подготовка производства. Параллельно идет предконтрактная и контрактная работа с поставщиками на поставку оборудования и материалов. Основное строительство начнется в I квартале 2021 года.

Два наших УДК намного отличаются от тех проектов, которые ранее планировались на базе французских «Мистралей». В частности, учитывая, что эти корабли будут нести службу в акваториях не только теплых морей, но и северных, УДК будут соответствовать требованиям эксплуатации в арктической зоне. Вместе с ледоколом они смогут эксплуатироваться во льдах.

Наш корабль также существенно отличается от «Мистраля» по ширине, высоте, осадке, по функционалу, по обитаемости, транспортно-десантной вместимости, составом десантно-высадочных средств. Авиагруппа у нас будет насчитывать более 10 тяжелых вертолетов, причем это будут не только морские вертолеты на базе Ка-31, Ка-27, но также многоцелевые военные вертолеты.

– «Калашников» представил десантный корабль на воздушной подушке, сделанный по заказу Минпромторга. Сотрудничали ли вы с концерном, чтобы его применять с УДК?

– Нет. Сейчас заказчик думает, какой проект десантных катеров взять для базирования в доковой камере УДК, но упор делается на то, чтобы это был не опытный образец в рамках какой-то опытно-конструкторской работы. Скоростные суда, которые будут размещаться внутри наших кораблей, должны уже себя зарекомендовать в рамках серии.

– Какие особые требования предъявляло Минобороны к кораблям?

– Ну, по сравнению, опять же, с «Мистралями», корабли нашего проекта превзойдут французские вертолетоносцы по численности размещаемой морской пехоты. Во-вторых, мы сможем транспортировать больше техники, чем на тех кораблях. Третье, мы сможем размещать больший перечень надводных плавсредств, которые нужны для оперативной высадки, для патрулирования, и будут размещаться в кормовой части корабля.

Важная особенность: на местах для плавсредств, при необходимости, можно будет размещать бронетехнику, например, БТРы или танки. То есть если у нас корабль используется в рамках переброски какой-то сухопутной силы с техникой, его можно использоваться чисто для перевозки техники. Более того, бронетехника может размещаться и на местах базирования вертолетов в авиационном ангаре корабля. Туда также техника сможет заезжать и выезжать, и будет обеспечена всем необходимым. То есть состав перевозимой группировки и технических средств можно будет гибко комбинировать, в зависимости от конкретной задачи.

Надо отметить, что мы тщательно изучали разные концепции построения универсальных десантных кораблей, не только «Мистрали», но и китайские, голландские, американские десантные корабли и так далее. Велась техническая оценка иностранных аналогов. Задача стояла - при том же водоизмещении добиться большей функциональности и универсальности.

Такая задача была поставлена группе «Ак Барс». Естественно, мы внимательно следили за пожеланиями заказчика – что ему нужно для использования данного корабля при тех или иных операциях.

– В плане многофункциональности, различных типов операций какие пожелания учтены?

– Вместить всю роту, батальон, которые размещаются на земле, на корабль. Мы же не можем половину батальона оставить на берегу, а половину взять на корабль или взять техники столько, что этого не хватает для выполнения боевых задач. По этой причине было принято решение рассматривать, как использовать УДК в каждом типе операций, и исходя из этого уже планировать необходимую численность БТРов, танков, вертолетов для размещения.

– В период пандемии Минобороны привлекало госпитальные суда, после чего заинтересовалось приобретением новых. Франция также свои «Мистрали» использовала в гуманитарных операциях. УДК можно будет использовать в гуманитарных операциях?

– Любой военный корабль можно использовать в мирных целях. Нам заказчик обозначил, что сегодня прорабатывается вопрос организации этого корабля под госпитальное судно. Потому что у вертолетоносца есть все необходимое – каюты, камбузы, отдельные помещения, вертолетный ангар, доковая камера. Поэтому сейчас в процессе проектирования мы подбираем то медицинское оборудование, которое должно быть стационарным, которое должно стоять внутри корабля всегда. И заказчику мы предложили, что изначально определенное оборудование сделаем стационарным, например, кислородное. Остальное оборудование, которое не нужно в боевых операциях, на УДК монтироваться не будет – под него будет зарезервировано место, проработан вариант размещения. То есть при необходимости УДК будет насыщаться медицинским оборудованием и материалами в дополнение к базовому набору, установленному изначально, и превращаться в полноценное госпитальное судно.

– Насколько в проекте учтен принцип модульности, какие закладываются возможности по быстрой замене оборонительного вооружения, изменения его состава?

– Главный функционал такого корабля – перевозка экспедиционных сил и их десантирование. Попытка его максимально вооружить, приведет к удорожанию проекта, плюс любое вооружение съест площадь подпалубных помещений, где должно размещаться авиакрыло. Сейчас на УДК предусмотрено только оборонительное вооружение – зенитные ракетные комплексы на баке и в корме. Все остальное не рассматривается, так как концепция применения УДК изначально предполагает эскорт из ударных кораблей, обеспечивающих его охрану.

– По авиакрылу. Вы сказали, что там не только корабельного базирования будут вертолеты?

– Заказчик поставил задачу, чтобы этот корабль мог взаимодействовать с сухопутными войсками. Нам была поставлена задача, чтобы можно было использовать не только морские вертолеты, но и сухопутные многоцелевые военные вертолеты, чтобы они имели возможность временной посадки на данный корабль для обеспечения посадки или высадки того или иного контингента.

– Ка-52К «Катран» на УДК будет применяться?

– Ка-52К тоже там рассматривается для базирования на УДК, нам такая задача поставлена.

– Планируется ли модернизация ваших ракетных кораблей, зарекомендовавших себя в сирийской операции? В каких направлениях?

– Мы для Минобороны на базе таких проектов как 21631 и 11661 делали очень много проработок, чтобы можно было предложить водоизмещение уже не 1000 тонн, а больше, около 1500 тонн. Чем больше у корабля водоизмещение, тем легче на нем служить, он легче живет в морской среде.

– Состав вооружения также будет наращиваться? Например, со стороны ВМФ по «Буяну-М» есть запрос на увеличение количества ячеек под ракетные комплексы?

– Такая проработка идет, расширение вооружение потянет за собой увеличение водоизмещения, и мы предложили по двум проектам 21631 и 11661 концепт с увеличением водоизмещения. На «Буянах», например, мы предложили поставить 16 пусковых, вместо восьми. А на «Гепардах» предложили расширить ракетное оружие до 24 пусковых. В частности, на 11661 мы предложили два УКСК по восемь ячеек поставить за ходовым мостиком, в середине корпуса судна, и еще один УКСК будет стоять в носовой части. Это предложение очень заинтересовало ВМФ. То есть мы предлагаем взять за основу тот корпус, который зарекомендовал себя в том числе в боевых условиях, потому что удачный корпус корабля это мореходность, а все, что касается вооружения, включая надстройки, полностью поменять.

– Вы сказали 24 ячейки, то есть малый ракетный корабль станет по количеству пусковых ракет сопоставим с корветами и фрегатами?

– Да. Это потянет, конечно, за собой водоизмещение. Если брать малый ракетный корабль, его водоизмещение с дополнительным УКСК вырастет с 900 до приблизительно 1300-1500 тонн. Если брать на базе 11661 проекта, то на его водоизмещение три УКСК возможно поставить и сейчас.


BackTop