Российское судостроение
Компания Prysmian. Производство судовых кабелейКаталог сайтов зарубежных компанийТехнологии
English Version Home


Минисайты предприятий
Компания ООО «СПБ Марин»

Ярославский CCЗ

"Комплексный технический сервис"

Cеверное ПКБ

ООО "Балтсудосервис"

Журнал "Морская радиоэлектроника"

Продукция компании FireSeal

Новости партнеров

Непонимание причин обновления флота – тормоз нового облика отрасли

Журнал «Fishnews»,
13 февраля 2014 года, Елена ФИЛАТОВА, главный редактор газеты «Fishnews Дайджест»
Различные совещания федерального, отраслевого и бассейновых уровней по вопросам обновления и развития рыбопромыслового флота, наверное, исчисляются к началу 2014 года уже многими десятками. Еще в 2007 году была утверждена Стратегия развития судостроительной промышленности на период до 2020 года и на дальнейшую перспективу. Принят ряд федеральных целевых программ. Но, к сожалению, практических результатов это не принесло. Мы, как и прежде, остаемся со старым флотом, спроектированным 40-50 лет назад. Причина не только в возможностях, стоимости новостроя, сроках и качестве, которые в состоянии обеспечить отечественные верфи при постройке современных рыболовных судов. Причины глубже. Они в непонимании основ обновления флота, что определяет вектор развития рыбной отрасли. Именно в этом тот ключ, который не дает делу сдвинуться с мертвой точки, считает генеральный директор «Русской пелагической исследовательской компании» Олег Братухин

– Олег Игоревич, многие специалисты отрасли читали Ваши критические статьи, связанные с вопросами обновления рыболовного флота. Есть и другие, противоположные точки зрения на этот вопрос, которые мы также публикуем. Так в чем же суть противоречий?
– Критика связана с тем, что по вопросу обновления нашего флота мы имеем точку зрения, диаметрально противоположную той позиции, что имеют наши головные ведомства, включая и Росрыболовство, и Минпромторг (то есть чиновничья среда), и обслуживающие ее институты типа «Гипрорыбфлота». Эта среда определяет развитие рыбной и судостроительной отраслей совершенно в противоположную сторону, чем того требует руководство страны, которое ставит задачи по достижению технологического лидерства. И это главное, что нас беспокоит.
Для того чтобы это наглядно продемонстрировать, хотел бы вернуться к очень характерному документу, где четко видна позиция по принципиальным вопросам, связанным с обновлением флота и развитием отрасли, а именно к «Концепции обновления рыбопромыслового флота на 2010-2020 годы», которую разработал Гипрорыбфлот в марте 2010 года по заказу Росрыболовства.
В условиях, когда приоритетные задачи отрасли были сформулированы Правительством очень емко и точно: «Главная стратегическая цель развития рыбного хозяйства в долгосрочной перспективе состоит в достижении к 2020 году лидирующих позиций России среди мировых рыболовных держав путем перехода отрасли от экспортно-сырьевого типа к инновационному типу развития…», – была подготовлена «бомба», которая на десятилетия, если не навсегда определяла нам роль аутсайдера мирового рыболовства.
Неважна даже та каша в голове разработчиков концепции, которые предлагали одновременно несовместимые вещи в виде и «квот под киль», и введения олимпийской системы промысла – оставим распределение квот в стороне, тем более что этот аспект в последующих редакциях концепции менялся. Посмотрим на суть: как видится нашим чиновникам процесс обновления флота и развития отрасли в целом – путем государственного регулирования пополнения флота морально устаревшими судами, через государственную экспертизу, даже ставится задача ограничения пополнения флота, иначе флот будет пополняться судами «не приоритетными для отрасли»! То есть обновление флота по причине того, что он десятилетиями нерационально использует наши национальные биоресурсы, не требуется. И, конечно, приоритетные для отрасли суда будут определять чиновники. Вот такое представление об инновационном развитии!
А для открытого океана предлагался экстенсивный сценарий развития – строительство большого количества относительно недорогих судов, которые требуют госдотаций, о чем прямо и пишется. Например, для промысла ставриды - 38 единиц 100-метровых траулеров по 30 млн. долларов, что потребует ежегодных госдотаций в десятки и сотни миллиардов рублей. То есть под прикрытием правильных слов об инновациях предлагалось создать «новый» дотационный флот, который на голову уступает давно существующему флоту ведущих рыболовных держав. Как этим флотом добиться тех целей, которые совершенно оправданно ставятся государством?
Характерны и рассуждения: в связи с тем, что основная масса неиспользуемых сегодня биоресурсов открытого океана является низкорентабельными, для работы на них нужны госдотации. То есть нужна не качественно иная техника, иные решения и новые технологии, чтобы эти промыслы сделать рентабельным, а дотации – таким представляется инновационный путь развития. Неужели забыли, что огромные дотации уже угробили одну нашу с вами страну? Причем такая позиция высказывалась в то время, когда на той же самой чилийской ставриде самые современные траулеры мирового флота под флагом ЕС наглядно демонстрировали на практике, каким образом нужно работать на низкорентабельных объектах промысла.
Тот «перспективный» крилевый проект Гипрорыбфлота, разработанный для Антарктики, о котором я уже рассказывал вам в одном из интервью, со строительством 5 траулеров, общий вылов которых составляет половину вылова одного современного норвежского судна на этом промысле, характерно соответствует их представлениям о том, каким должен быть современный российский флот.
Мы долго пытались понять, с чем связана такая позиция, и пришли к выводу, что помимо понятного желания чиновников порулить любым процессом такая позиция может быть сформирована только на основе непонимания того, что собой представляет наш сегодняшний флот с точки зрения техники, технологии переработки и производства продукции. Непонимания того, как он работает, что происходит на промысле и, главное, как должно быть, чего добились ведущие страны и за счет каких технических и организационных решений. Видят чиновники перед собой только бумажки с цифрами ОДУ, выловом, количеством судов и так далее, но абсолютно не понимают, что же реально скрывается за этими цифрами. И тогда у них в голове рождаются различного рода умозаключения, которые не только полностью игнорируют все достижения мировой рыбной индустрии, но и полностью им противоречат.

– А вы что предлагаете?
– Мы имеем и пытаемся донести до всех заинтересованных сторон совершенно другую позицию, основанную на многолетнем изучении передового зарубежного опыта работы на различных объектах промысла, на детальном анализе особенностей передовых судов, новых технологий и новых решений. Мы учились и у американцев, и у норвежцев, и у голландцев. И нам не стыдно в этом признаться, ведь для того чтобы догнать и перегнать, нужно досконально изучить передовой опыт своих конкурентов. Вместе с накоплением и анализом этого опыта менялось и наше представление о современных судах и об организации промысла.
В мире два последних десятилетия были периодом интенсивного развития новых технологий и новых подходов, важных для дальнейшего развития отечественного рыболовного промысла, но, к сожалению, с ними мало знакомы те, кто готовит и принимает решения, определяющие дальнейшее развитие рыбной отрасли в России.
Без сомнения, наиболее важной и значимой в этот период была реализация резкого повышения экономической эффективности промысла, в том числе и при работе на малоценных массовых объектах за счет резкого увеличения производственной мощности промысловых судов (прошу не путать с мощностью судна), за счет использования новой техники и новых технологий. Одновременно в собственных экономических зонах вводились новые правила и стандарты ответственного рыболовства, направленные на рациональное, наиболее полное и эффективное освоение национальных ресурсов. Поэтому для нас совершенно очевидно, что для решения государственных задач - существенного повышения эффективности и достижения лидирующих позиций среди мировых рыболовных держав - России нужна самая конкурентоспособная во всех отношениях, а значит, наиболее эффективная техника.
Современный флот в нашем представлении только тот, который в полной мере использует прежде всего накопленный передовой опыт промысла того или иного объекта и при создании которого использованы новые технические решения, самая современная техника, новые технологии, выполняются современные экологические требования, - то, что за рубежом называется green vessels.
При этом спорить о том, современное судно или нет, не нужно. Достаточно посмотреть на одном листе бумаги основные общепроектные, технические, производственные характеристики и срок окупаемости судна в сравнении с аналогами. Все остальное – слова. И это не имеет отношения к размерениям судна. Это касается всех групп, включая малые суда для прибрежного промысла, для которых также появился ряд современных решений, направленных на увеличение эффективности промысла, что позволило бы нам существенно увеличить объем освоения «прибрежки». Только имея суперсовременный флот - и малый, и маломерный, и средне-, и крупнотоннажный – мы сможем действительно решить задачу, которую ставит руководство страны.
Конечно, нам давно пора уходить от нерационального рыболовства, переходить на так называемые «зеленые стандарты» промысла и на полностью безотходное производство. Необходимо менять ситуацию, когда система организации рыболовства является заложницей отсталого флота.
А для открытого океана нужно ставить и решать амбициозные задачи: необходимо не просто участие, хотя и об этом уже все забыли, а доминирующее участие в разделе биоресурсов открытых районов мирового рыболовства, закрепление за страной наибольшего объема биоресурсов за счет самой передовой, конкурентоспособной техники. Ведь у нас есть для этого все основания, у нас есть на что опереться, поскольку мы доминировали во многих районах Мирового океана и, соответственно, есть историческое право закрепить за страной миллионы тонн ресурсов.
Ведь тот же антарктический криль - это уникальное сырье для развития ряда отраслей экономики – животноводства, птицеводства, аквакультуры, фармакологии, медицины, производства пищевых продуктов. А результаты работы созданного в Китае индустриального парка антарктического криля настолько позитивны, что на его базе к 2016 году планируется создание уже 6 технопарков - парк биофармацевтики, парк индустриальных добавок, парк сельскохозяйственных добавок, парк пищи, парк пищевых добавок для здравоохранения, парк высококачественных кормов с планируемой ежегодной стоимостью произведенной продукции более 10 млрд. юаней, или около 1,6 млрд. долларов.
У нас есть возможности в виде современных отечественных разработок самых высокопроизводительных судов, которые являются результатом многолетней работы консорциумов ведущих мировых исследовательских, проектных и производственных компаний. Причем за счет использования «ноу-хау», новых технологий и новых разработок это не самые крупные и не самые мощные суда - это к сведению Гипрорыбфлота, с которым мы ведем полемику по основополагающим вопросам судостроения. Эти проекты имеют международный аудит компаний «большой четверки» и заключения западных банков, которые привлекают экономически ответственных и понимающих тонкости промысла экспертов.
Все, о чем я сказал выше, к сожалению, отсутствует не только в головах наших чиновников, но и в программных документах по развитию отрасли. Причем не только в старых, но и в актуальных сегодня. Внимательно почитайте Государственную программу «Развитие рыбохозяйственного комплекса». В начале программы - красивый лозунг в виде обеспечения перехода отрасли к инновационному типу развития, а далее трехкилограммовый, 450-страничный абсолютно пустой документ, который полностью противоречит красивому лозунгу, плюс десятки миллиардов впустую потраченных рублей госфинансирования.
Причем никакого развития отрасли по базовому сценарию не предусматривается - увеличения вылова к 2020 году практически не будет. А вот если денег под эту госпрограмму дадут побольше, тогда будет реализован оптимальный сценарий. Во-первых, мы знаем, насколько эффективно расходуются госсредства, а во-вторых, за счет чего произойдет скачок? Может быть, вернемся в открытый океан? Нет. Все гораздо проще: просто увеличим освоение ОДУ в собственной экономической зоне с нынешних 60 до 85% и будем ловить уже к 2020 году аж 6,1 млн. тонн. А что мешает сейчас это сделать? Или расчет строится на несуществующих ресурсах, если сейчас они рыбаками не используются?
То есть под прикрытием красивых слов о закреплении ресурсов открытого океана практически идет добровольный отказ от их использования. Предметных мер, направленных как на эффективное использование собственных биоресурсов, так и на участие в борьбе за ресурсы в глобальном масштабе и возврат в число лидеров мирового рыболовства - приоритетов развития отрасли, о которых красиво любят говорить чиновники на съездах, конгрессах и отчетах в правительстве, - нет.

- Но проекты судов на перспективу все-таки заказывают в Минпромторге, рыбаков, конечно, приглашают на совещания по вопросам обновления флота, но они не участвуют в приемке работ по госзакупкам.
- Это еще один момент, по которому мы не можем согласиться с нашими оппонентами. Вопрос о роли чиновников в процессе обновления флота. Недопустимо чиновникам заниматься вопросами проектирования судов - у них достаточно основных функций, связанных с управлением и организацией отрасли. Это же нонсенс, что приемная комиссия по концептуальному проектированию в рамках ФЦП «Развитие морской гражданской техники» полностью состоит из чиновников Минпромторга, то есть сами заказываем проекты, сами их и принимаем. В этом и кроется ответ на вопрос, почему проекты в рамках федеральной целевой программы разрабатываются негодные. Как чиновники могут самостоятельно определить: что разработано, современный это проект или нет? Есть бумажка для отчета - хорошо, проект разработан. Но ведь главное - что в этой бумажке! Не могут и не должны чиновники разбираться в основах проектирования самой сложной техники гражданского назначения и в то же время в особенностях добычи и минтая, и тунца, и криля, и ставриды. У чиновников ведь другие обязанности - с помощью управленческих решений создать условия, которые приведут к обновлению флота. Наверное, для них это трудно, потому и лезут в проектирование. Но ведь проектирование судов – это не легче.
Еще хотелось бы обратить внимание на позицию бизнеса. Рыбаки должны четко осознавать, что их сегодняшнее положение с нападками на них с разных сторон есть неизбежная плата за ту ситуацию, которая существует в отрасли. Несмотря на то что они объединены в различные союзы и ассоциации и успешно лоббируют свои интересы, эта ситуация создает для их бизнеса очень высокие риски, поскольку неизбежно обрекает их на сопротивление различным волевым решениям разного рода.
До тех пор, пока бизнес не начнет двигаться в цивилизованном направлении рационального и ответственного рыболовства, принимая во внимание главное - свою ответственность за использование общенационального достояния, то есть квот, которое общество не случайно передало именно им, - их никто не оставит в покое.

- Но перед ними никто не ставит такие задачи.
- К сожалению, вы правы. Поскольку в программных документах по развитию отрасли нет приоритетов, принятых в мире. Приоритеты, к которым стремятся все развитые рыболовные страны, по рациональному, бережному и наиболее эффективному использованию национальных биоресурсов в них отсутствуют. А они и определяют необходимость замены морально устаревшей техники. Так же, как и отсутствуют меры, направленные на реальное стремление участвовать в борьбе за ресурсы Мирового океана и вернуть утраченные позиции. А там без современной техники делать нечего.
Одновременно с передачей рыбакам права вылова в нашей экономической зоне, то есть квот, необходимо сформулировать, как эти квоты должны быть использованы. Без этого нельзя, ведь это общенациональная собственность и государству не должно быть все равно, как она используется. Необходимо предусматривать переход на новые стандарты промысла, которые гарантируют наибольший выпуск продукции из национальных ресурсов и полное использование сырья, поднятого на борт. Безусловно, объявить о переходе надо заранее, чтобы рыбаки могли к этому подготовиться и имели время это сделать. Такие условия требуют введения современной системы прямого учета вылова с запретом любых выбросов за борт вместо нашей устаревшей, еще послевоенной системы учета вылова по выпуску продукции. Прямая система учета стимулирует производство большего количество продукции из каждого килограмма сырья, поднятого на борт, и полного его использования.
Существующий флот прежде всего по экономическим причинам в системе прямого учета вылова и с многоступенчатой системой контроля работать сегодня не сможет. Такой уж флот достался нашим рыбакам. Но из-за этого мы каждый год теряем многие сотни тысяч тонн пищи и технической продукции. На дворе век новых технологий, что ж мы живем в прошлом и считаем, что там наше место?
Еще и еще раз привожу факты: действие системы прямого учета вылова на промысле минтая в США с закреплением квот за компаниями привело к увеличению выпуска продукции из одной тонны минтая более чем на 50%, а показатели выброса рыбы (которых у нас просто не существует, потому что это никто не считает) уменьшились до десятых долей процента. Еще раз прошу вдуматься в эти цифры: из каждого килограмма национальных квот возможно произвести продукции в полтора раза больше, чем мы производим сегодня. Именно для этого нам нужен качественно новый флот, а отнюдь не потому, что он физически старый.
Все эти вопросы находятся полностью в компетенции Минсельхоза и Росрыболовства, и у них достаточно полномочий, чтобы, например, загодя вводить эти требования в те же Правила рыболовства. Ведь эти условия понятны и логичны. В таком случае неизбежно появится решение вопроса строительства нового флота, поскольку введение таких требований потребует качественно новых судов. Подчеркну это особо: не просто нового, а качественно иного флота. В этом случае уже бизнес, поставленный в условия необходимости выполнения новых требований, будет заинтересован в полном использовании всего улова, поднятого на борт, а значит, и в новых технологиях, и новых технических решениях, и в конечном итоге в создании самых эффективных судов. Причем без всякого давления и участия со стороны чиновников. Немаловажно, что в конечном итоге появление таких современных, быстро окупаемых судов будет в интересах бизнеса, поскольку это поднимет экономику компаний на совершенно иной уровень.
С введением в эксплуатацию современного флота, с регламентацией правил использования национальных биоресурсов и использованием многоуровневой, дублирующей системы контроля будет очевидно, что мы с максимальной эффективностью и самым рациональным и ответственным образом используем собственные биоресурсы. И тогда следующим шагом должна быть скорректирована система работы отрасли.
Во-первых, квотами должны наделяться действующие рыболовные компании, которые примут новые условия и выполнят их. Бизнес должен быть уверен, что без всякого вмешательства со стороны чиновников любых ведомств и кого бы то ни было при соблюдении обязательных и добровольно принятых ими новых стандартов промысла квоты будут закреплены за ними БЕССРОЧНО.
Во-вторых, такое положение позволит всю квоту передать самим рыбакам, как это законодательно принято конгрессом США, например, для минтая. То есть сформированному кооперативу, который бы самостоятельно не только распределял квоту внутри кооператива, но и самое главное - нес всю полноту ответственности за ее полное освоение, а главное – за точное выполнение взятых на себя обязательств и отсутствие нарушений. На самых жестких условиях вплоть до ликвидации кооператива в случае серьезных системных нарушений, что будет фиксироваться многоступенчатыми современными системами контроля.
Такая система организации, как показывает мировой опыт, поднимет эффективность использования национальных биоресурсов на качественно иной уровень, неизбежно определит существенный рост квот вследствие роста ОДУ и объема национальных биоресурсов. Кроме того, необходимость использования только современных судов неизбежно приведет к формированию портфеля заказов со стороны действующих рыбаков на строительство рыболовных судов нового поколения. А существенный портфель заказов – ключ к возникновению у нас высокотехнологичного сектора гражданского судостроения.
По нашему мнению, серьезный портфель заказов – в сотни единиц рыболовных судов различных размерений – может привлечь в Россию ведущих игроков в этом очень специфическом сегменте технически сложного гражданского судостроения, который совершенно не подходит ОСК по многим причинам, о которых мы уже также подробно писали. Зарубежные судостроители принесут главное – отсутствующие у нас сегодня апробированные, современные технологии этого сегмента судостроения и современную организацию производства. За счет новых технологий формирования и спуска на воду судов методом причальной либо полной береговой сборки с их последующим спуском без традиционных доков, стапелей и слипов в кооперации с зарубежными судостроительными предприятиями возможно обеспечить строительство судов на новых площадках. В этом отношении именно здесь на Дальнем Востоке у нас есть гигантское преимущество, поскольку три мировых судостроительных лидера совсем рядом и в кооперации с этими владельцами новых технологий есть все возможности начать строительство судов очень быстро.
Появление относительно небольших частных верфей обеспечит необходимый уровень конкуренции, когда верфи не смогут назначать непонятные рыбакам и далекие от реальности цены на рыболовные суда, и гарантирует выполнение работ в контрактные сроки и с требуемым качеством. Появятся высокотехнологичные, конкурентоспособные верфи в глобальном масштабе, которые готовы будут строить не только рыболовные суда, но и крайне необходимые экономике оффшорные суда для работы на шельфе, малые грузопассажирские суда, грузопассажирские паромы и другие относительно небольшие, но технически насыщенные и удельно дорогие суда.
И конечно, говоря о развитии отечественного рыбопромыслового судостроения, следует по умолчанию подразумевать необходимость одновременного создания производства основного специализированного оборудования за счет выпуска лицензионной продукции. Ведь сейчас из базового оборудования у нас не производится ничего. Желающие из числа ведущих мировых производителей в настоящих условиях наверняка найдутся, тем более что многие компании рассматривают сегодня различные возможности переноса своих производств.
К сожалению, такие возможности создания у нас технически сложного сектора гражданского судостроения не предусмотрены в госпрограмме «Развитие судостроения на 2013-2030 годы», несмотря на множество красивых и правильных слов. Но зато в документе предусмотрено изменение системы распределения квот.

- Пока предлагаю поставить точку, а в следующий раз поговорить более конкретно о проектах современных судов, которые позволяют вести эффективный промысел в соответствии с вышеобозначенными стандартами.

BackTop