Российское судостроение
Выставочная компания Каталог сайтов зарубежных компанийКто есть кто
English Version Home


Минисайты предприятий
Компания ООО «СПБ Марин»

Ярославский CCЗ

"Комплексный технический сервис"

Cеверное ПКБ

ООО "Балтсудосервис"

Журнал "Морская радиоэлектроника"

Продукция компании FireSeal

Новости партнеров

В новом веке суша будет прирастать океаном

Петербургская мысль, май, 2001
Интервью с Борисом Андреевичем Ергиным, директором федерального государственного предприятия "Водтрансприбор-Пуск", членом Ассоциации "Океанприбор".

"Океанприбор" - мощнейшая ассоциация не только в масштабах северной столицы, но и всей России в области разработки и внедрения гидроакустической техники для Военно-Морского флота страны. И внимание нашей газеты к ней не удивительно: предприятия высоких технологий определяют темпы развития всей судостроительной отрасли. В одном из прошлых номеров газеты на наших страницах выступил Юрий Алексеевич Корякин, директор головного предприятия - института "Морфизприбор" и президент Ассоциации. Сегодня - продолжение темы. Наш корреспондент ведет беседу с Борисом Андреевичем Ергиным, директором федерального государственного предприятия "Водтрансприбор-Пуск", членом Ассоциации "Океанприбор". Кстати, предприятию в мае исполнилось десять лет, и Б.А. Ергин - первый и единственный его директор.

- Борис Андреевич, думаю, именно с этого - организации отдельного предприятия "Водтрансприбор-Пуск" - и логично начать нашу беседу. Из чего вышли и куда устремились? Как оценивались, какими виделись прошлое и будущее в тот момент?

- Да, 14 мая 1991 года - день регистрации нового предприятия "Водтрансприбор-Пуск". Хотя у коллектива история, конечно, более длительная. Тот год всем достаточно хорошо памятен. Советский Союз отсчитывал последние месяцы своего существования, одновременно с этим происходил распад научно-производственных объединений, в том числе НПО "Океан-прибор", куда входили три завода и головное предприятие - центральный институт "Морфизприбор".

Когда распад НПО стал неизбежен, завод "Водтрансприбор" решил пойти по курсу приватизации. Такое направление нас - внедренческую организацию, работающую на объектах Военно-Морского флота, - никак не могло устроить. Поэтому и завод, и мы - коллектив регулировочно-сдаточной службы, которая исторически находилась на этом заводе, - были согласны на юридическое разделение. Решение было принято еще Министерством судостроительной промышленности СССР в 1991 году, и завод "Водтрансприбор" поддержал это решение.

Коллектив службы в этом процессе тоже имел свой интерес. При резком сокращении отпускаемых бюджетных средств, которое как раз в тот момент происходило, это направление могло перестать финансироваться. Между тем, выполняемые нашей службой работы требовали финансирования "живыми" деньгами - учитывая их специфику.

Однако у нас была и есть строго своя функция, своя ниша. Работа службы связана с сопровождением аппаратуры на всех этапах после того, как она выйдет за ворота заводов. Наши специалисты должны настроить приборы на месте их установки, провести все этапы испытаний - швартовые, ходовые, приемку Государственной комиссией.

Когда работа Госкомиссии закончена, корабль поступает в состав действующего флота; в процессе эксплуатации мы осуществляем сопровождение аппаратуры. Кроме того, обеспечиваем выполнение гарантийных обязательств (заводы поручают эту работу нам на договорной основе). Плюс производим ремонт и проверку этого оборудования в период постановки кораблей на плановые ремонты. До 1992 года мы проводили ремонт аппаратуры прямо на судоремонтных заводах, но затем при средних ремонтах решили отгружать оборудование на заводы - изготовители этого оборудования.

- И все же, как произошло преобразование службы в новое предприятие? Насколько сложным был процесс?

- Первым шагом по выделению службы в отдельное предприятие и приобретению ею юридического лица можно считать переход на аренду (с открытием расчетного счета) в 1990 году. Тогда, как вы знаете, был "выборный" период в истории нашего производства: выбирали директоров, начальников цехов, бригадиров. Коллектив избрал меня начальником службы... А в 1991 году выделились в отдельное предприятие с арендой площадей у завода "Водтрансприбор", где сейчас и располагаемся.

- То есть, Вы - первый и единственный директор за всю десятилетнюю историю предприятия "Водтрансприбор-Пуск".

- Да. Однако ведомственная подчиненность предприятия менялась часто, и утверждение меня в качестве директора производилось каждой новой вышестоящей организацией. Очередная аттестация должна вскоре состояться в Российском агентстве по судостроению комиссией с привлечением представителей других министерств и ведомств...

На завод я пришел после окончания ЛЭТИ в 1981 году, так что нынешний год - вдвойне юбилейный: 20 лет работы на заводе "Водтрансприбор", и десять лет новому предприятию. Разумеется, за последние годы прошел несколько курсов дополнительного обучения. Особенно полезным стал курс Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ по специальности - оборона и обеспечение безопасности Российской Федерации.

- Ваше предприятие - государственное. Насколько я понял, иного пути ему и не дано. Но все же - это положительный или отрицательный фактор в его деятельности?

- Есть как плюсы, так и минусы. Но плюсов я вижу больше. Что бы мы ни говорили, но поддержка государственных предприятий со стороны правительственных структур существует. Например, если государство выставляет какой-то заказ на тендер, то при прочих равных условиях предпочтение отдается государственному предприятию, что мне кажется вполне естественным. А минус - ограничение имущественных прав, так как все имущество предприятия является федеральной собственностью.

- Десять лет по нынешним временам - это немалый срок. Какие важные события произошли за эти годы, что было самым сложным?

- Самым важным событием стало открытие нового направления нашей деятельности. С 1993 года мы начали выполнять экспортные заказы по ремонту оборудования на кораблях 877 и 636 проектов. Значение этих заказов было для предприятия огромным, так как они обеспечивали стабильное и своевременное поступление финансов за выполненные работы. Работы же, поручаемые нам ВМФ России, финансировались нерегулярно и не в полном объеме, и зачастую денежными суррогатами, что привело к образованию непогашенной до настоящего времени задолженности по государственному оборонному заказу.

- Изменилось ли качественно за эти годы оборудование, наладку которого вы производите?

- Незначительно. Пока мы живем за счет потенциала, заложенного в годы Советского Союза. Но оборудование надежное, поставленные задачи выполняет, и претензий со стороны заказчиков к этим изделиям нет.

- Но когда-то должен наступить момент, и потребуется переход на аппаратуру нового поколения...

- Этот момент уже наступил. На судостроительных заводах заложены подводные лодки следующего поколения с гидроакустическим оборудованием с улучшенными техническими характеристиками. Правда, строительство их затягивается, финансирование осуществляется плохо, сроки строительства срываются. Надеюсь, это не будет продолжаться бесконечно.

- Но если не вводятся в строй корабли, то нет работы и у вашего предприятия. В таких условиях, может быть, стоит обратить взгляд на гражданское судостроение. Насколько перспективным для вас является это направление? Нуждаются ли торговые, рыболовные, пассажирские суда в вашем оборудовании?

- Под нашим будем подразумевать оборудование, выпускаемое ассоциацией "Океанприбор". В свое время мы делали проработки в этом направлении. Есть, например, большая потребность гражданских судов в эхолотах. Строительство в гражданском флоте тоже сократилось, но все-таки новых судов строится больше, чем военных кораблей.

Гражданские суда нуждаются в оборудовании. Теперь дело за нашей Ассоциацией: мы не должны упустить время в разработке той аппаратуры, которая требуется... Что же касается нас, то да, мы зависим и от разработчиков, и производителей. У любого прибора есть жизненный цикл: разработка, производство, эксплуатация. Нам досталась самая последняя, но и самая длительная фаза в цикле жизни изделия.

- Вы оказываетесь в довольно жесткой структуре: институт "Морфизприбор" разрабатывает, серийные заводы производят, а вы внедряете то, что произведено. А у вас самих есть возможность проявления хозяйственной инициативы, например, в поиске других производителей приборов и заказчиков?

- Все десять лет предприятия мы именно этим и занимаемся. Если бы не наша инициатива, мы бы давно рухнули, как некоторые аналогичные предприятия. Кто будет устанавливать приборы на кораблях, далеко не ясно: надо найти заказчика и в конкурентной борьбе выиграть право на заключение контракта. Сегодня военный флот тоже перешел на систему тендеров, которые надо выигрывать.

Нам помогает опыт - наиважнейший фактор, ведь наши специалисты занимаются этой работой десятки лет. Первый завод, который начал разрабатывать и выпускать в СССР гидроакустическую аппаратуру, как раз "Водтрансприбор", которому в 2003 году исполняется 70 лет. Что же касается службы внедрения, то в 1965 году был назначен заместитель главного инженера по выполнению этих работ. Это первый документально подтвержденный факт из истории нашей службы.

- Кстати, как будете отмечать свой 10-летний юбилей?

- Достаточно скромно. Наш основной коллектив находится на объектах, так что придется отмечать "бригадным методом". Основное мероприятие назначено на 29 мая, пригласим всех коллег по работе, партнеров, конкурентов, друзей.

- От истории логично перейти к будущему. Какие направления работы планируется развивать, как будут строится отношения с Ассоциацией?

- Будущее предприятия без Ассоциации "Океанприбор", без института "Морфизприбор" я не вижу. Будем работать в составе Ассоциации. Обязательно! Определенные планы развития есть. Есть надежда, что вновь будем заниматься работами на надводных кораблях (в 1992 году мы от этого направления отошли). Хотелось бы, чтобы "Морфизприбор" разработал побольше образцов гражданской продукции. Тогда и у нас, наконец, открылись бы возможности поработать в этой сфере. Мне кажется, что за этим направлением - будущее.

В оборонном комплексе сейчас пытаются провести очередной этап реструктуризации, направленный на то, чтобы сократить количество предприятий, работающих в сфере оборонной промышленности. К сожалению, мне кажется, как всегда у нас делается это довольно поспешно. Проблемы оцениваются поверхностно.

Госзаказы на строительство новых кораблей - это хорошо, но я уже говорил, что российская программа судостроения достаточно ограничена. Значит, надо уделять больше внимания качественной эксплуатации существующего флота. Но работы по эксплуатации оборудования для нас сегодня убыточны, производятся они за счет доходов, которые мы получаем от экспортных заказов.

- Что же с этим делать?

- Об этом тоже надо думать правительству. Я каждый год в соответствии с контрактными обязательствами направляю данные по объему выполненных работ по ремонту и обслуживанию оборудования с указанием фактически выделенных по контракту средств и фактических затрат на производство.

В условиях кризиса или выхода из кризисной ситуации деньги для решения национальных задач и выполнения федеральных программ нужно концентрировать на первоочередных направлениях. Сегодня же деньги на разработку гидроакустической аппаратуры распыляются по десяткам предприятий.

- Расскажите несколько подробнее об Ассоциации "Океанприбор". Почему, на Ваш взгляд, распалось НПО, и отчего появилась необходимость возобновить отношения его членов хотя бы в рамках Ассоциации?

- Причиной распада НПО "Океанприбор" стала не только стагнация промышленности в конце 80-х годов. Накопилось очень много противоречий внутри объединения. Институт, выполняя головную роль, в чем-то ущемлял интересы заводов. Волюнтаристски принимались решения по важным производственным вопросам. К примеру, выпуск товаров народного потребления в основном планировался заводу "Ладога". Правда, сейчас предприятие, благодаря этому, оказалось в лучшем положении, выпуск гражданской продукции там расширяется, обновляется номенклатура изделий.

Противоречия не находили разрешения в рамках НПО, и оно распалось. Однако очень быстро все предприятия поняли, что друг без друга им жить еще сложнее. Тогда-то и образовалась Ассоциация, хотя сначала существовала она довольно формально. Активно функционировать Ассоциация начала с 1998 года. Каждый понедельник мы собираемся у президента Ассоциации - в ЦНИИ "Морфизприбор", рассматриваем вопросы, которые накопились за неделю, и стараемся придти к соглашению, соответствующему принципам Ассоциации.

- Структура получается весьма жесткая...

- Я так не считаю. Каждое предприятие - член Ассоциации - независимое юридическое лицо, хотя формы собственности у предприятий разные. Ассоциация - некоммерческая организация, и существует за счет добровольных взносов предприятий. Зато с ее образованием появилась возможность обсуждать все вопросы, не дожидаясь пока они зайдут в тупиковую фазу. Это большой позитивный момент.

Самым важным из последних решений Ассоциации я считаю курс на создание нового гидроакустического комплекса, который производится за счет собственных сил, то есть, за счет средств членов Ассоциации. В разработке и внедрении нового комплекса заинтересованы все мы, а в конечном итоге - государство. Оно не тратит ни копейки, а техника нового поколения создается.

В настоящее время полным ходом идет изготовление данного комплекса. Финансирование идет от членов Ассоциации в текущем режиме. Впервые современный комплекс создается за счет средств предприятий - членов Ассоциации. Новая разработка поддержит высокий технологический уровень разработок Ассоциации "Океанприбор".

- Но как же решаются конкурентные вопросы внутри Ассоциации? Ведь они в любом случае существуют.

- Пока удавалось решать мирно. Причем все оговаривается четко, а в последнее время некоторые из подобных вопросов даже не протоколируются. Предприятия доверяют друг другу.

- В прошлом номере нашей газеты Юрий Алексеевич Корякин, генеральный директор ЦНИИ "Морфизприбор" и президент Ассоциации рассказал, что к владению заводом "Водтрансприбор" приходит новый человек, не связанный ранее с судостроением. Хотелось бы услышать Вашу точку зрения: вы к заводу ближе, вам виднее.

- Я понял вопрос. На мой взгляд, не происходит ничего особенного. Есть собственность, есть ее владелец. Один продает, другой покупает, - то есть,меняется владелец частного предприятия.

Сегодня процесс этот закончился. Владельцем завода, обладателем контрольного пакета акций предприятия стал Андрей Олегович Кадкин. Он же исполняет функции генерального директора. Новый владелец не планирует переориентировать завод на выпуск другой продукции. Думаю, и не будет, так как эта номенклатура интересная, дает определенную прибыль сегодня, просматриваются перспективы и на будущее. В интересах владельца сохранить завод.

- Традиционный для последних лет вопрос: как решается проблема кадров? Если она у вас, конечно, существует.

- Если кто-то из руководителей научных или внедренческих организаций утверждает, что у них проблемы привлечения молодых специалистов нет, то вы не верьте. С 1991 года, когда нам пришлось людей почти ежегодно увольнять, на нашем предприятии из 400 человек осталось чуть более ста. Коллектив сформировался сильный, но время идет, средний возраст специалистов растет, коллектив стареет. Приток кадров очень маленький.

Однажды мы провели такую акцию: разместили в одной из известных в городе газет объявление о наборе. Приходили до ста человек в день, но метод оказался крайне непродуктивным. Сейчас пробуем работать с вузами, но эффекта мало.

Мы предлагаем молодым специалистам достаточно высокую зарплату, но многих не устраивает режим работы, связанный с длительными командировками. Один очевидный плюс, впрочем, есть: существует постановление правительства, предоставляющее молодым специалистам, работающим на оборонных предприятиях, отсрочку от службы в армии. Хорошо, но этого недостаточно, необходима более продуманная правительственная программа привлечения молодежи на предприятия оборонного комплекса. А работа у нас есть, и работа интересная: на высоком техническом уровне, с компьютерными и автоматизированными технологиями.

- Может быть, стоит себя больше рекламировать, показываться на выставках... Кстати, в Военно-морском салоне, проведение которого в Петербурге назначено на 2003 год, не собираетесь участвовать?

- Если только в составе Ассоциации "Океанприбор". Участие в выставках я считаю обязательным для Ассоциации, что она и делает довольно активно. Там находятся партнеры, потенциальные заказчики, расширяется сфера деятельности...

За десять лет предприятие "Водтрансприбор-Пуск", в принципе, сделало себе достойное имя. Все потенциальные заказчики нас знают. Репутация поддерживается на высоком уровне, в первую очередь, за счет того, что у нас сохранился очень сильный состав специалистов, наш коллектив воспитан на том, что, приняв на себя обязательства, выполняет их с хорошим качеством и в назначенные сроки. Даже несмотря на то, что со стороны заказчика обязательства по платежам выполняются не всегда четко. На флотах нас знают; понимают, что всегда можно обратиться к нам за помощью.

...Пользуясь случаем, хотел бы напомнить, что наземные запасы не бесконечны, огромные ресурсы остаются в Мировом океане.

Океан может служить неисчерпаемым источником продуктов питания: рыбы и белковой пищи; топлива - запасы нефти и газа только на разведанных месторождениях шельфовой части океана соизмеримы с богатейшими месторождениями на суше, уже сейчас треть мировой добычи нефти и газа ведется в шельфе морей; минеральных ресурсов - в водах Мирового океана сосредоточено около 5 миллиардов тонн урана, 3 миллиарда тонн марганца, ванадия и никеля, 10 миллиардов тонн золота... В полосе до 50 километров от берега проживает до четверти населения Земли и сосредоточено 30 процентов промышленного потенциала.

Думаю, в XXI веке суша будет прирастать за счет океана, и поэтому та страна, которая располагает сильным Морским флотом, и будет максимально успешно развиваться. Не надо забывать о поддержании военного паритета с мировыми державами. А Россия теряет свои позиции как мировая морская держава. Даже страны, которые мы в недавнем прошлом называли развивающимися: Индия, Пакистан, Китай - сегодня создают сильные военные флоты.

Поэтому в ближайшее время мы ожидаем от правительства страны идей по повороту России к морю, чтобы оставаться в XXI веке большой морской державой.

BackTop