Российское судостроение
Выставочная компания Все предприятия судостроенияКаталог сайтов зарубежных компаний
English Version Home


Минисайты предприятий
Компания ООО «СПБ Марин»

Ярославский CCЗ

"Комплексный технический сервис"

Cеверное ПКБ

ООО "Балтсудосервис"

Журнал "Морская радиоэлектроника"

Продукция компании FireSeal

Новости партнеров

Нужны ли нам такие ударники каптруда?!

Российская газета, 23.01.03

В прошлом, 2002 году российскую оборонную промышленность сотрясал один скандал за другим. Наибольшей «популярностью» у СМИ пользовалось петербургское ОАО «Судостроительный завод «Северная Верфь», к которому проявляли интерес Государственная Дума, Счетная палата и прокуратура, пытаясь разобраться с задолженностью предприятия федеральному бюджету, равной $ 603 млн. и вызванной реализацией в КНР двух эсминцев, построенных на верфи, но оцененных в процессе приватизации предприятия, по мнению Минфина, по заниженному тарифу.

Иск Минфина практически ставил предприятие на грань банкротства, однако его руководству удалось снизить сумму долга до чисто условных шести миллионов долларов. Но точку в этой истории ставить рано — прямо перед новогодними праздниками заместитель председателя Государственной Думы Петр Романов обратился в прокуратуру и другие профильные структуры с письмами, в которых приводятся факты злоупотреблений руководства предприятия уже при работе над выполнением нового китайского заказа. Что заставило видного политика обратиться с запросами в соответствующие органы? Об этом нам рассказал сам Петр Романов.

 — Известно, что в своих запросах в прокуратуру и в другие инстанции вы говорите о новых фактах, которые выявлены на «Северной Верфи». Расскажите об этом более подробно?

 — Мне стали известны факты, наглядно демонстрирующие, что руководители предприятия, видимо, окрыленные компромиссным решением с Минфином, не отказываются от своих методов ведения дел и втягивают верфь в новую аферу, которая на этот раз может нанести ущерб не только экономическим интересам государства, но и деловой репутации страны.

Дело в том, что сейчас предприятие работает над исполнением нового китайского заказа на постройку еще двух эсминцев и есть серьезные основания полагать, что владельцы «Северной Верфи» в погоне за сверхприбылями нарушают все правовые и этические нормы, при этом втягивая в противоправные действия своих деловых партнеров. Верфь заключила с заводом «Киров-Энергомаш» (входящим в холдинг «Кировского Завода») договор на поставку силовых установок для двух боевых кораблей, строящихся для Китая. Однако вместо производства новых турбин рабочие на этом предприятии занимаются, по сути, отмывкой и перекраской изделий, произведенных 12 лет назад и поступивших на завод со складов самой верфи. При этом, рабочие заменяют старую маркировку изделий на новую. Делается это для того, чтобы выдавать эти турбины за новые.

 — Если предположить, что это действительно так, то резонно возникает вопрос: откуда же у «Северной Верфи» появились старые турбины?

 — В ходе приватизации (при проверке процедуры которой, кстати, комиссия Счетной палаты нашла множество нарушений законодательства) к ОАО «Судостроительный завод «Северная Верфь» отошли и складские комплексы, на которых хранилось оборудование для постройки эсминцев для отечественного ВМФ. Экономика была плановая, запасы делались впрок и их хватит для постройки не двух, а большего количества кораблей. Казалось бы, в чем криминал, ведь эти турбины не эксплуатировались, а хранились, причем в надлежащих условиях.

Однако здесь есть два момента — во-первых, по условиям контракта с китайцами российская сторона гарантирует сборку эсминцев только из новых комплектующих и установка комплектов, изготовленных 12 лет назад, является нарушением контракта. Тот факт, что китайцы 1 специально оговорили установку нового оборудования, говорит о том, что к продукции российских предприятий на внешнем рынке уже относятся с подозрением. Во-вторых, установка на новые корабли старого оборудования может привести не только к дискредитации российской оборонной промышленности, но и к человеческим жертвам. И такие примеры есть.

 — Не кажется ли вам, что, придавая огласке указанные факты, вы сами невольно прикладываете руку к дискредитации продукции российской оборонки и провоцируете новый скандал вокруг одного из ведущих судостроительных предприятий страны?

 — С такой постановкой вопроса категорически не согласен. Дискредитируют страну как раз действия предпринимателей, которые ради получения сверхприбыли (старое оборудование, переведенное с баланса ВМФ практически бесплатно, продается по цене нового) идут на подлог документов и маркировки. Обращаться же в государственные органы — мой гражданский долг и профессиональная обязанность депутата.

По распределению обязанностей я отслеживаю ситуацию по многим предприятиям и не имею права пройти мимо факта пренебрежения правовыми нормами. Тем более что выполнению контракта ничто не угрожает — у верфи еще есть время исправить ситуацию и закупить новое оборудование. «Киров-Энергомаш» готово возродить производство турбин, на что потребуется $ 5,5 млн. (при общем объеме экспортного контракта в $ 1,4 млрд). В итоге выиграют все. Смежники «Северной Верфи» получат заказы, позволяющие задействовать их производственный потенциал, сохранить профессиональный коллектив.

 — Тогда что толкает руководителей верфи на такие сомнительные с правовой точки зрения шаги?

 — Видимо, желание получить сверхприбыль любой ценой, даже незаконными методами. Думаю, что свою роль в решении руководства заниматься подобными махинациями сыграл иск Минфина. Возможно, люди до конца не верили в реальность достижения компромисса с государством и пошли ва-банк.

Так действовать могли временщики, интересы которых не соответствуют интересам предприятия. Ведь то. что на корабли устанавливается залежавшееся на складах оборудование, все равно рано или поздно выяснилось бы и репутации страны и верфи был бы нанесен непоправимый урон. Я хорошо знаком с ситуацией на многих машиностроительных предприятиях и утверждаю: на многих из них вместо производства занимаются сдачей в аренду коммерческим структурам производственных цехов, зданий, сокращая при этом рабочие места и не заботясь о выплате рабочим достойной зарплаты.

Зачастую это вызвано объективными причинами. Законы рынка суровы и не все зависит от руководителя предприятия. Но здесь же совсем другая картина!

Получение крупного заказа, который позволяет «Северной Верфи» не только безбедно существовать, но и модернизировать свое производство, повышать свою конкурентоспособность на мировом рынке. Вместо этого — мы имеем все то, о чем сказано выше.

 — Кстати, каково ваше отношение к достигнутому компромиссу между Минфином и «Северной Верфью»?

 — Такой компромисс может удовлетворить только одну сторону. Да и какой это компромисс, это фарс. Стремление Минфина вернуть громадную сумму, которую недополучил бюджет, — это, с точки зрения руководства «Северной Верфи», чуть ли не признак покушения на священную корову приватизации.

Руководство «Северной Верфи» шантажирует государство тем, что Россия может потерять одно из лучших своих судостроительных предприятий. Именно это и привело к тому, что государство пошло с судостроителями на компромисс.

Однако любой здравомыслящий человек понимает, что нельзя отождествлять хозяев предприятия и саму верфь — хозяева приходят и уходят, завод остается.

Уверен, в конкретном случае собственник наносит своей деятельностью вред не только государству. но и самому предприятию. История с перекраской турбин это только подтверждает.

 — По вашему мнению, более справедливым было бы взыскание всей суммы долга с последующим банкротством и переходом предприятия в собственность государства?

 — Конечно. Почему-то у нас спокойно относятся, когда одно предприятие за долги продается другому, но когда государство пытается отстоять свои финансовые интересы, сразу начинаются спекуляции о наступлениях на основы рыночной экономики. Убежден, что основа любого экономического порядка — это диктатура закона, и сегодня в России государство набирает должную силу и не позволит играть с собой в кошки-мышки.

В каком-то смысле дело «Северной Верфи» есть своеобразный тест для страны, для ее руководства. Пока сдача экзамена идет со скрипом, но я надеюсь, что конечный результат будет правильным и справедливым.

BackTop