Российское судостроение
Компания Prysmian. Производство судовых кабелейВсе предприятия судостроенияКто есть кто
English Version Home


Минисайты предприятий
Компания ООО «СПБ Марин»

Ярославский CCЗ

"Комплексный технический сервис"

Cеверное ПКБ

ООО "Балтсудосервис"

Журнал "Морская радиоэлектроника"

Продукция компании FireSeal

Новости партнеров

Как улучшить «русскую модель»

Главная проблема нашего судостроения – в организации работ?

Алексей НОВИКОВ,
доцент кафедры экономики и менеджмента
Института судостроения и
морской арктической техники (Севмашвтуз)
филиала САФУ в Северодвинске

Борис ВОРОБЬЁВ,
Информационный портал «Северная неделя»
08 июня 2013 года

Кто только не говорит о проблемах в нашем судостроении: политики и военные, обыватели и сами корабелы… Своим мнением с журналистом «Корабелки» делится кандидат экономических наук Алексей Новиков, доцент кафедры экономики и менеджмента Института судостроения и морской арктической техники (Севмашвтуз) филиала САФУ в Северодвинске.

Как улучшить «русскую модель»

Алексей Вячеславович Новиков
(Фото Валентина Капустина).

Хуже, чем после войны

— Алексей Вячеславович, как ситуация в нашем судостроении видится экономисту?

— Справедливости ради, все мировое судостроение переживает масштабный спад из-за последствий кризиса 2008-2009 годов. Но, конечно, у нас ситуация особая. Высокая длительность производственного цикла: если брать средние цифры, то это два-три года на заказ против мирового показателя в пять-семь месяцев. В Китае работает, и притом чрезвычайно интенсивно, множество рабочих, за счет этого строится много и быстро. А в Японии за последние 37 лет трудоемкость в судостроении снизилась в 2,7 раза при том же суммарном тоннаже производимых судов, сократилась и себестоимость.

А у нас трудоемкость слишком велика, себестоимость выше мировых показателей порой в три-четыре раза.

— Отчего?

— По моему убеждению, в первую очередь – от организационных факторов. Отсутствует точный учет, те или иные показатели произвольно могут завышаться или занижаться. Практически неуправляемы издержки и трудоемкость.

В СССР на меньших мощностях, чем сейчас, за десять лет после войны объем производства в судостроении по тоннажу вырос в 26 раз! Масштабных технологических инноваций при этом не было. Дело в методах руководства. Взяли ориентир на массовый, крупносерийный выпуск, как в танковой промышленности. И соответственно все организовали. Внедрили контроль всего процесса снизу доверху. И воровать, попросту говоря, нигде не давали, и технические вопросы отслеживали. В 50-е годы ХХ века с трудоемкостью было у нас лучше, чем сейчас! Затем постепенно наступил спад. Он не вполне прослеживался в Северодвинске, у нас 70-е и 80-е годы были годами расцвета и интенсивной работы. Но общая тенденция такая. С достижением паритета по вооружениям с США снижался интерес власти к судостроению, хуже отслеживалась текущая информация и вместе с тем рос бюрократизм, нарастала доля так называемых «резервных мощностей», падала напряженность труда – «свободного времени», если можно так сказать, на работе становилось все больше…

Неэкономная экономика

— Некоторые вообще утверждают, что наши люди работать не могут!

— Могут, конечно. Есть такое понятие, такой феномен – русская модель управления: эффективная работа в аварийно-мобилизационном режиме при соответствующих методах управления. Результаты гигантские: атомный и космический проекты СССР, к примеру. Но постоянно работать в таком режиме не получается – начинается спад.

Еще с точки зрения управления в «застойные» советские годы можно отметить такую тенденцию. В 1970-е годы верфи перестали отчитываться «штучным» объемом выпуска, взамен появились «экономические показатели»: выручка, прибыль, затраты…

— Разве это плохо?

— Но организовано все было так, что предприятия оказывались заинтересованными в повышении затрат! За счет этого, например, содержалась социальная сфера… Обезличенность системы учета только усугубляла ситуацию. А позднее, уже в постсоветские, кризисные 90-е годы, ориентация на рыночный, казалось бы, показатель – согласованную с заказчиком цену лишь внесла еще больше фрагментарности, хаотичности в управление в рамках существующей модели, способствовала разрушению избыточных производственных мощностей предприятий.

У них и у нас

— Решались ли подобные проблемы за рубежом?

— Около 35 лет назад общая ситуация в управлении была сходна с советской. Поднялись за счет качественных изменений не столько в технологиях поначалу, сколько в стратегии и методах управления, повышении мощности систем управления. К примеру, «свободного времени» у работников просто нет – их сразу переключают на другие заказы. С другой стороны, львиную долю общего времени занимает планирование и моделирование. Все прорабатывается досконально, и, когда дело доходит до строительства, работа происходит очень четко и быстро.

— Что думаете о существующих планах и программах развития судостроения?

— Мне (и не мне одному) они кажутся с трудом реализуемыми. Так, в «Программе развития отечественного судостроения до 2020 года…» предполагалось, что уже к 2010 году объем продукции вырастет в 1,5 раза. Этого нет. Далее, не всегда учитываются и фактические возможности конкретных верфей, их сложившаяся специализация. И в-третьих, при нынешних механизмах управления можно «съесть» любые объемы финансовых ресурсов без конечного результата. Просто потому, что нет правильного контроля затрат, методов оценки трудоемкости и управления себестоимостью; нет ответа, сколько нужно работников и оборудования вот сейчас на этом производстве.

Порой неизвестно даже, какие мощности остались в строю. Во многом отсюда – проблемы с мотивацией сотрудников, с их профессионализмом. Технология и организация производства разрабатываются на безальтернативной основе. И экономический результат налицо.

Больного надо лечить

— Неужели все дело в управлении? Есть масса других проблем. Физическое и моральное старение оборудования. Или отсутствие «длинных» и притом доступных кредитов. Или проблемы с финансированием со стороны заказчика…

— Все это есть. И все же главная проблема, на мой взгляд, не где-то извне, а внутри производства, «здесь и сейчас». Знаете, если уж человек заболел, то в первую очередь нужно его самого лечить – улучшение окружающей среды уже не столь эффективно…

— Вы говорите об управлении на верфях. Но многие важнейшие вопросы сейчас решаются на уровне Объединенной судостроительной корпорации, не говоря уже о решениях на политическом Олимпе!

— И эту ситуацию также можно и нужно проанализировать, проработать с точки зрения экономики и менеджмента.

— Ваши слова многие воспримут со скепсисом. Мол, рассуждения кабинетных теоретиков. К тому же экономисты в общественном мнении вообще не в чести…

— Да, есть определенное пресыщение рынка труда экономистами. Но и это – от недостатков планирования: перепроизводство экономистов вызвано ажиотажным спросом на эту специальность среди абитуриентов, спроса, которым никто до поры до времени не пытался управлять.

А наша кафедра как раз стремится готовить специалистов целенаправленно для нужд наших предприятий, вести соответствующие научные разработки, готовить методические материалы. Наша специализация – производственный менеджмент, планирование, организация производства и управление им. Многие исследования чисто технических кафедр Севмашвтуза востребованы на производстве, что-то специально заказывается – так и должно быть. Но и мы, специалисты по экономике и менеджменту, можем выполнять подобные заказы – по нашему профилю. Поверьте, есть интереснейшие практические разработки в области антикризисного управления, планирования, управления трудовыми ресурсами.

Один с ложкой, семь с сошкой

— И что бы вы предложили сделать «здесь и сейчас»?

— В двух словах: провести инвентаризацию производственных мощностей – и по предприятиям, и по отрасли в целом. Отделить работающие производственные мощности и персонал от тех, кто занят эпизодически. Последних выделить в особые структуры (для последующей реструктуризации предприятий). Так появится шанс управлять себестоимостью.

— Снова «оптимизация», сокращение? Это болезненно с социальной точки зрения!

— В той или иной мере это, увы, неизбежно. Но будем все же надеяться, что планы правительства относительно поддержки судостроения будут реализовываться и подобные меры станут как можно менее болезненными.

А возвращаясь к тому, что нужно делать… Надо создавать систему управления, которая бы работала у нас!

— Не слишком ли глобальная, почти политическая задача?

— Если ничем не заниматься вообще, ничего и не будет. Нужно пытаться, на мой взгляд.


BackTop