Российское судостроение
Выставочная компания Кто есть ктоТехнологии
English Version Home


Минисайты предприятий
Компания ООО «СПБ Марин»

Ярославский CCЗ

"Комплексный технический сервис"

Cеверное ПКБ

ООО "Балтсудосервис"

Журнал "Морская радиоэлектроника"

Продукция компании FireSeal

Новости партнеров

"Мы живем в правовом государстве"

"РБК daily" 15 мая 2008 года

Интервью с вице-премьером Игорем Сечиным

Возглавив Объединенную судостроительную корпорацию (ОСК), вице-премьер Игорь Сечин не собирается покидать кресло председателя совета директоров «Рос¬нефти». О том, почему в ОСК пришел именно он, а не руководитель администрации президента Сергей Нарышкин, о планах госкомпаний на шельфе, а также о своей связи с «делом «Русс¬Нефти», ИГОРЬ СЕЧИН рассказал в первом за последние восемь лет интервью спецкорреспонденту РБК daily ЛЮДМИЛЕ ПОДОБЕДОВОЙ.

— Вы останетесь главой совета директоров «Роснефти»?

— Пока мне неизвестно о том, что мне надо покидать этот пост. Пока там есть над чем работать. В июне должно состояться очередное собрание акционеров, и компания развивается неплохо. Достаточно вспомнить, что раньше акции торговались на Лондонской бирже по 7,55 [долл. за штуку], а сейчас уже по 11 долл. за штуку. Неплохой результат для «Роснефти», я считаю.

— Во вторник вы были назначены председателем совета директоров Объединенной судостроительной корпорации…

— Поскольку [Сергей] Нарышкин назначен руководителем администрации президента и на него легла дополнительная нагрузка, решение возникло из-за того, что стало бы проблемой его совмещение двух таких важных постов.

— Что будет с лицензией на Западно-Камчатский шельф, за которую ведут борьбу «Газпром» и «Роснефть»?

— Мы с этим разберемся. А вообще, надо осваивать шельф. Это неплохо для компании и для развития регионов, а по конкретным вопросам нужно разговаривать отдельно.

— Как госкомпании будут делить спорные лицензии, например шельф «Сахалина-3» и, в частности, Киринский блок?

— И по Кирининскому блоку, и по другим блокам мы будем разбираться и смотреть, находить сбалансированный подход.

— Возможна ли совместная работа «Газпрома» и «Роснефти» на шельфе?

— Возможна, и такие примеры есть, скажем, по «Томскнефти». Создана совместная компания. Киринский блок действительно входит в зону интересов обеих компаний. Но мы люди разумные и найдем решение этого вопроса.

— Возможен ли обмен активами с «Роснефтью», с тем чтобы «Газпром» зашел в проект освоения камчатского шельфа в какой-либо доле?

— Это вопрос к компаниям. В принципе все возможно, если получится поддержать диалог на базе взаимного уважения.

— По какой цене индийская ONGC предлагает выкупить долю в Венинском блоке «Сахалина-3»?

— А вы не пробовали спросить у Богданчикова [президента «Роснефти» — РБК daily]? Вопрос об этом проекте находится в компетенции президента компании.

— Каковы приоритеты в области политики по использованию российских шельфовых буровых судов? Необходимо ли досрочно возвращать суда уровня «Валентин Шашин» и самопогружной буровой установки «Мурманская», сданные в аренду иностранцам компанией «Арктикморнефтегазразведка», или дождаться срока окончания аренды, а пока вкладывать средства в строительство нового бурового флота?

— Мне сложно сейчас детально комментировать этот вопрос. Нужно посмотреть: если они нужны здесь для проведения геологоразведочных работ на шельфе северных морей, то нужно рассмотреть возможность их возвращения. Но здесь нужно смотреть и с точки зрения права, каковы основания для расторжения этих контрактов и на каких условиях все это проводилось. Мы живем в правовом государстве.

— У каких иностранных компаний есть наибольшие шансы войти в партнерство с «Роснефтью» в новых шельфовых проектах?

— Во-первых, «Роснефть» — практически международная компания. BP имеет ее акции на миллиард долларов, Petronas — на миллиард долларов. Также немало в эти бумаги вложили китайские компании: CNPC, Sinopec. Есть и другие мейджоры, которые проявляют интерес к сотрудничеству. Мы открыты для него, акции компании вращаются на мировом рынке, кто хочет — может купить.

— Будет ли «Роснефть» брать новые кредиты и как планирует реконструировать задолженность?

— Компания работает, и ей необходимы деньги на развитие, поэтому кредиты будут привлекаться в рамках ее производственной деятельности. Капитализация компании растет, как и цены на нефть, и у нее приличный запас прочности, чтобы переварить новые заимствования.

— На посту вице-премьера вы будете курировать в том числе и трубопроводные проекты. Как вы считаете, нужно ли России строить БТС-2 или это избыточные экспортные мощности?

— Сегодня мы будем обсуждать этот вопрос на совещании в Усть-Луге, и там возникнет обязательно какое-то решение.

— Развейте или подтвердите слухи о том, что вы интересуетесь таким активом, как «РуссНефть», и проблемы Михаила Гуцериева начались по этой причине.

— Не слушайте всякую чушь. Конечно, это неправда.

Игорь Сечин родился в 1960 году в Ленинграде. В 1984 закончил ЛГУ по специальности филолог-романист. После окончания ЛГУ работал переводчиком ВТО «Техноэкспорт» в Мозамбике. Затем служил в армии в Анголе. С Владимиром Путиным работал вместе с 90-х годов, с 1991 по 1996-й — сотрудник аппарата первого заместителя мэра, затем председатель комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. В 1997 году возглавил общий отдел Главного контрольного управления президента РФ. В 1999 году руководил секретариатом первого заместителя председателя правительства. С 2000-го — заместитель главы администрации президента РФ. В 2004 году избран председателем совета директоров компании «Роснефть». 13 мая назначен Владимиром Путиным главой Объединенной судостроительной корпорации. Игорь Сечин — единственный чиновник, которого Путин брал с собой на каждое новое место работы.

BackTop