Российское судостроение
Выставочная компания Все предприятия судостроенияКаталог сайтов зарубежных компаний
English Version Home


Минисайты предприятий
Компания ООО «СПБ Марин»

Ярославский CCЗ

"Комплексный технический сервис"

Cеверное ПКБ

ООО "Балтсудосервис"

Журнал "Морская радиоэлектроника"

Продукция компании FireSeal

Новости партнеров

ОСК обнаружила бомбу на заводе

Александр Эрнестович ВОЗНЕСЕНСКИЙ,
Генеральный директор
ООО «Балтийский завод – Судостроение»

Александр СОЛОГУБ,
Портал «dp.ru»
25 января 2012 года

Команда спасателей Балтзавода составленная из специалистов ОАО «Климов», обвинила прежнее руководство предприятия в выводе активов и пропаже 3 млрд рублей. Генеральный директор ООО «Балтийский завод – Судостроение» Александр Вознесенский поделился результатами ревизии, проведенной на предприятии.

В октябре 2011 года с подачи российского премьера Владимира Путина на погрязшем в долгах Балтийском заводе (БЗ) сменилась власть – предприятие возглавили топ-менеджеры Объединенной судостроительной корпорации (ОСК). Главной задачей новых управляющих стал вывод предприятия из кризиса.

Команду спасателей возглавил Александр Вознесенский, который до этого работал над выводом из кризиса авиационного завода «Климов». Теперь он возглавляет «дочку» ОСК – ООО «Балтийский завод-судостроение», созданную специально для увода средств от кредиторов БЗ.

Первым делом команда ОСК изучила состояние дел на предприятии и обнаружила множество фактов, якобы свидетельствующих об умышленном разорении верфи. «С завода было выведено на депозиты и векселя Межпромбанка более 3 млрд рублей, – утверждает Вознесенский. – При 1 млрд рублей выручки предприятие имеет долгов на 13 млрд – страшнейшая задолженность, которую не покрыть сегодня ничем».

— Александр Эрнестович, как вы полагаете, почему именно вас направили спасать Балтийский завод?

— У меня есть большой опыт антикризисной работы. В частности по спасению ОАО «Климов». Там те же проблемы были: выручка меньше миллиарда, убытки, фиктивные долги, предбанкротное состояние, иски, аресты счетов. Люди увольнялись по сто человек в месяц. И мы вытащили его, сделали лучшим в отрасли. Сегодня выручка «Климова» приближается к 8 млрд рублей, чистая прибыль в 2010 г. превысила полмиллиарда.

Задача спасать Балтийский завод была поставлена мне в течение 1 дня. Уже на следующий день была сформирована команда, испытанная на «Климове». Все люди проверенные, я считаю, одни из лучших в Питере антикризисных управленцев. Работали 3 недели без выходных, не раз случалось, что засиживались до 5 утра, потом снимали номер в «Прибалтийской», а утром снова шли на завод. Но дело сделано: программа вывода завода из кризиса с подробным анализом ситуации легла на стол Роману Троценко в срок.

— Что вас больше всего удивило на Балтийском заводе?

— Во-первых, удивила ужасающая, критическая ситуация. К приходу ОСК предприятие подготовили так основательно, в такую яму его загнали, что теперь, чтобы вытащить его, корпорации нужна недюжинная концентрация ресурсов и политической воли. А руководству ОСК – наверное, некоторая самоотверженность.

Похоже, что Сергей Пугачев поставил крест на Балтийском заводе еще в 2008-2009 гг, когда заключался контракт на ПАТЭС. Он практически бросил предприятие, поняв, что вытащить не сможет. Основные фонды не обновлялись, инженерные сети изнашивались. Люди получали минимальную зарплату в отрасли, в среднем около 20 тыс. рублей.

Когда ОСК поручили спасать завод, там фактически отсутствовал отдел снабжения – все снабжение долгое время шло через Северную верфь. Причем по завышенным – в пользу верфи – ценам. В результате получилось так, что в структуре ОПК Северная верфь оказалась центром прибыли, а Балтийский завод – центром убытков.

Другой пример: завод поставил верфи оборудование на 50 млн рублей. А затем – через два месяца – была проведена переоценка, и это оборудование стало стоить меньше 20 млн рублей. Возникла задолженность завода перед верфью на $1 млн. Соглашение об этом было подписано с одной стороны гендиректором обоих предприятий Андреем Фомичевым, а с другой – его замом. В этой и подобных сделках мы увидели умышленные действия, которые временный управляющий сможет охарактеризовать как приводящие к банкротству.

— Банкротство неминуемо? Почему нельзя спасти предприятие?

— Завод банкротится не с подачи ОСК. ОСК пришла в октябре, банкротство началось в августе, а долги, которые к нему привели, были созданы еще раньше. Когда ОСК пришла на завод, там уже были исполнительные производства на 2 млрд рублей и 63 иска в суде. Были арестованы все счета кроме одного. В такой ситуации процедура наблюдения – это единственный шанс реанимировать предприятие. Все аресты сняты, завод получил отсрочку на 1-1,5 года. У нас есть возможность выправить положение и избежать конкурсного производства.

— Было ли выведено с завода какое-либо имущество?

— В этом направлении особенно постарался еще предыдущий собственник, группа «Ист», который продал «Балтийский завод» Сергею Пугачеву. Как выяснили мы в ходе нашей ревизии, прямо перед сделкой по продаже предприятия в 2005 г., с него вывели несколько цехов, включая ключевой; глубоководный причал, несколько зданий и земельных участков, плавучий кран. Это имущество оказалось в собственности структур группы «Ист», а затем отдельно от завода было продано структурам ОПК. Похоже, это было условием сделки.

Эти сделки были однозначно убыточными для предприятия, даже если не вдаваться в стоимость выведенных активов. Выручив от их продажи около 13 млн рублей, завод за 6 лет заплатил только за их аренду 37 млн рублей. И сегодня он продолжает арендовать выведенное имущество.

— Какие действия предусматривает антикризисная программа «Балтийского завода»?

— Она стандартна. Во-первых, перехват инициативы у бывших собственников и наиболее ретивых кредиторов. Наша задача – спасти завод, сохранить рабочие места. Именно для этого было создано новое юрлицо, не обремененное долгами, с прозрачной структурой управления  ООО «Балтийский завод – Судостроение» (БЗС). Туда уже добровольно перешли более 2 тыс. из 3 тыс. человек трудового коллектива. Далее – загрузка завода заказами. На первом этапе – передача заказов из портфеля ОСК, затем – получение новых. Нормально выстроенный менеджмент и прозрачная система мотивации персонала в БЗС позволяют повысить производительность и снизить себестоимость работ. При этом мы повысили зарплату всем сотрудникам: теперь средняя зарплата у нас на отраслевом уровне – около 30 тыс. рублей.

— Кстати, как строятся ваши взаимоотношения с генеральным директором ОАО «Балтийский завод» Валерием Венковым?

— Валерий Васильевич уже полвека в отрасли, и он оказывает мне неоценимую помощь, передавая свои знания в области судостроения. Я его воспринимаю как наставника и всегда прислушиваюсь к его мнению по всем профессиональным вопросам. Ему сейчас приходится очень нелегко, он постоянно общается с кредиторами по тем долгам, в создании которых он не участвовал. Я ему в этом сочувствую.

— В некоторых СМИ вас называли «рейдером». Как вы это прокомментируете?

— Эти слухи основаны на передергивании понятий. Я в 2005-2009 годах занимался вопросами приобретения ряда двигателестроительных предприятий в интересах корпорации «Оборонпром». Но это была абсолютно законная деятельность. Термин «рейдер» ко мне неприменим.


BackTop